трубы
Альфа_мед

Известный писатель Максим Калашников:

«Казнокрады, торговцы сырьем и ростовщики не хотят развивать промышленность»

В конце минувшей недели Ярославль посетил известный российский футуролог и публицист, общественный и политический деятель Максим Калашников. Он является автором и соавтором около 25 книг, среди которых «Битва за Небеса», «Оседлай молнию», «Вперед, в СССР-2», «Код Путина». В июне 2016 года у писателя выйдет новая книга «Национальный футуризм». В беседе с ЯРНОВОСТЯМИ член Федерального Совета «Партии Дела» Максим Калашников поделился своим видением того, как вывести Россию из социально-экономического кризиса, и рассказал, почему стране срочно необходима новая, третья по счету индустриализация.

Максим, в ходе вашего визита в Ярославль вы прочитали лекцию о современном состоянии российской экономики для студентов. На что вы обратили внимание ярославской молодежи?

— Лекция была на тему «Индустриализация как насущная необходимость». Дело в том, что Российская Федерация жить как нефтегазовая страна с танками уже не может. Я хотел с ребятами поговорить на эту тему, но не скучно, а занимательно. Они очень внимательно слушали, задавали вопросы, и мне было интересно с ними пообщаться, поделиться своими взглядами. Я считаю, что надо говорить с ними не о миллионах тонн выплавленной стали, не о единицах произведенной продукции, а показывать ситуацию в стране на живых примерах.

Вы говорили о том, что сейчас перед Россией стоит еще один серьезный вызов. Способна ли страна преодолеть этот вызов при действующем экономическом и внешнеполитическом курсе?

— На мой взгляд, в том виде, в котором существует Российская Федерация сегодня, она долго не просуществует. Страна, которая занимает одну седьмую часть суши, но при этом низвела свою экономику до сырьевой, не сможет удержать эту территорию и может быть сломана. Она не сможет удержать и военно-промышленное превосходство. Можно сколько угодно показывать по телевизору сюжеты на тему «броня крепка и танки наши быстры», но, когда вы эти танки откроете, вы увидите, сколько там импортной электроники.

Экономике России надо измениться и пойти курсом новой индустриализации. Я уверен, что смена социально-экономического курса рано или поздно произойдет, весь вопрос — сверху или снизу. Хорошо, если с наименьшими потерями сверху. Но 25 мая было заседание Экономического совета при президенте, на котором как раз должен был быть осуществлен выбор: либо ты идешь по пути Кудрина, Грефа и правительства Медведева в целом, либо выбираешь путь «Партии Дела», Глазьева и близкого нам «Столыпинского клуба». Но выбор опять не был сделан. Фактически был сохранен прежний монетаристский курс. Я считаю, что это очень плохое явление. По сути это был завуалированный отказ от идей «Партии Дела», от активной промышленной политики, от стимулирования промышленного роста.

Что «Партия Дела» понимает под «новой индустриализацией»?

— Это создание совершенно новой индустрии. То есть это не страшная, грязная, конвейерная индустрия, а современное роботизированное производство. Такая промышленность страну кормит, защищает, снабжает всем необходимым, позволяет Российской Федерации делать какие-то прорывные вещи, которых еще нет в мире.

«Партия Дела» предлагает разделить промышленность на три группы. Первая — это то, что будет пользоваться поддержкой государства всегда. Например, ядерные и ракетные технологии. Вторая группа — это предприятия, которые выжили, у которых есть потенциал развития, и они для этого должны получать поддержку. Мы можем делать моторы, комбайны, самолеты. Здесь мы должны получить защиту и не отдавать свой рынок «Боингам». Третья группа — это промышленность, которую мы отпускаем в «вольное плавание». Если хочется — пусть работают, но выживают самостоятельно. Зачем, например, субсидировать производство бананов в России? Понятно, что расти здесь они не будут.

Вот с этим экономическим национал-патриотизмом мы получаем шанс развиться. Фактически мы используем те рецепты, которые были у Китая и Южной Кореи, у Японии. Но это будет индустрия с высококвалифицированными инженерами и гибкими, почти безлюдными производствами. Более того, мы считаем, что государство должно сделать ставку на мегапроекты — не липовые, вроде сочинской Олимпиады и Чемпионата мира по футболу, а аналоги советского ядерного проекта. Наша «Партия Дела» предлагает такой мегапроект возрождения отечественного сельского хозяйства. Туда органично вписываются и дороги, и строительство жилья, и развитие селекции, и многое другое.

По идее, эта «новая индустриализация» как раз должна была начаться в эпоху санкций, но почему-то не началась. На ваш взгляд, почему?

— Дело в том, что сложившаяся элита Российской Федерации — это те, кто попировал на разделе имущества в 90-е годы, расхитители казны в разных формах, торговцы сырьем и ростовщики. И вот эта плотная группа в принципе не хочет развивать промышленность, потому что эти люди понимают, что промышленники, инженеры и рабочие — это те отряды, которые их сметут. Поэтому они хотят внешнюю политику вести великодержавную — мы тоже за, «Партия Дела» тоже хочет великую страну, но мы прекрасно понимаем, что под это дело нужна новая экономика. А вот эти ребята хотят за счет великодержавной политики заставить людей забыть про внутренние проблемы. Но совмещение великодержавной внешней политики а-ля Сталин с либерально-монетарным экономическим курсом катастрофично. И я думаю, что именно этот диссонанс породит тот конфликт, который приведет к смене системы в той или иной форме.

Но есть и положительные примеры. На днях вы побывали на заводе технологической оснастки, который принадлежит лидеру Ярославского регионального отделения «Партии Дела» Александру Шутову. Какие впечатления у вас от этого производства?

— Вообще хочу сказать, что Александр Шутов — это человек с замечательной энергией ума, с хорошей деловой хваткой, и при этом он фанатично любит технику и промышленность. В современной России это идеализм, потому что, на мой взгляд, успешно заниматься производством может только идеалист. Другой на его месте давно бы закрыл завод и открыл там торговый центр. Если бы лидер «Партии Дела» Константин Бабкин был бы «умным» с точки зрения нашей элиты, он закрыл бы «Ростсельмаш» и открыл какой-нибудь склад. У Александра Шутова есть драйв. Абрамовичи и Прохоровы покупают футбольные и баскетбольные клубы, а Шутов совершенно мертвый завод себе купил и сделал из него прекрасное предприятие. Страну из системного социально-экономического кризиса в любом случае придется поднимать, и нужны будут новые люди — люди эти есть. И России нужны именно такие люди, как Бабкин и Шутов, а не как Греф и Кудрин. Задача «Партии Дела» — объединить этих людей.

Александр Шутов, кстати, говорил, что многие его инициативы не находят поддержки у местных властей. Есть ли у «Партии Дела» какой-то «рецепт» для изменения социально-экономической ситуации в регионах?

— Программа «Партии Дела» подразумевает, что в России должна появиться очень сильная центральная власть, сформированная людьми дела, которая опирается не на бюрократию, а на местное самоуправление. А сильное местное самоуправление — это когда люди сами выбрали себе власть и ее контролируют. Они сам диктуют этой власти, как хотят жить. Коррупция при такой системе тоже подавляется очень быстро. И наша «новая индустриализация» как раз включает в себя такую новую формулу власти. Ошибка действующей власти как раз в том, что она пытается не на местное самоуправление.

РаспечататьЯрославльРоссияэкономикаразвитиеполитикаПартия ДелаМаксим Калашников

ЖК Арена
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2021 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика