цирк 2
Чернов и Партнеры

ЯРСТАРОСТИ: Как Алексей Саврасов в Ярославле горе и радость узнал

Прилетели грачи, но печальна земля,

и у церкви кричит в небо вся их семья.

Здесь размытая ширь непроезжих полей,

ослабевшая жизнь почерневших ветвей,

и в затертом пальто я стою на снегу –

это лучшее, что я увидеть смогу.

Остается без слов ослабевший мотив;

даже то ремесло, для которого жив,

и докучливый друг имя треплет мое,

да берет на испуг по ночам забытье,

и наследства изъян ждет в стекле на столе,

и такие, как я, не нужны на земле.

Эти горькие строки Владимир Бережков посвятил замечательному русскому художнику, которого называли создателем русского пейзажа, – Алексею Саврасову. В день его рождения (а Алексей Кондратьевич родился 24 мая 1830 года) хочется вспомнить, какое влияние оказала ярославская земля на творчество мастера. Именно здесь, в Ярославле, он пережил одни из самых страшных и одни из самых прекрасных дней в жизни. Именно на нашей земле у художника появился замысел самой известной его картины – «Грачи прилетели».

Алексей Саврасов родился 24 мая 1830 года в Москве, в семье небогатого купца, торговца галантерейными товарами. Лет с 12 Алеша начал активно рисовать, учась это делать самостоятельно. Он писал акварельными красками романтические пейзажи, подобные тем, что видел в журналах. Его отец, Кондратий Соврасов (именно так писалась его фамилия) был против такого увлечения. Он хотел, чтобы сын пошел по торговой части, поскольку считал рисование делом неприбыльным. Однако талант Алексея поддерживала бабушка, а после за него проголосовали рублем торговцы Замоскворечья – они покупали рисунки юного художника и перепродавали их с неплохой наценкой.

В 14 лет Алексей накопил денег, продавая рисунки, и поступил в Московское училище живописи и ваяния. Поступление сопровождалось ссорой с отцом.  Но вскоре учебу пришлось оставить – тяжело заболела мать, и несколько лет юноше пришлось почти все время уделять домашним делам. Когда мать будущего художника скончалась от чахотки, отец женился второй раз. Мачеха, вопреки распространенным шаблонам, встала на сторону пасынка, и уговорила Кондратия не противиться учебе сына. Саврасов вновь начал учебу в училище, и ему повезло попасть в класс в Карлу Рабусу, прекрасному преподавателю, который помог раскрыться таланту Алексея.

Уже в 19 лет Саврасова назвали «надеждой русского искусства». Один из преподавателей училища, Николай Рамазанов, писал о его пейзажах в журнале «Москвитянин»: «Дышат свежестью, разнообразием и тою силою, которая усваивается кистью художника вследствие теплого и вместе разумного воззрения на природу». В 1850 году Алексей Кондратьевич закончил учебу и получил звание художника.

Середина 19 века в русском изобразительном искусстве была эпохой перемен в восприятии действительности. Старые нормы уже не «работали», а новых еще не было. Молодой Саврасов ставит перед собой грандиозную задачу – найти прекрасное в обыденном и перенести его на холст, не нарушая правды жизни. Художник отходит от романтических канонов и изображает на своих пейзажных полотнах обычных людей – бегущую от дождя женщину, крестьян, рыбаков.

В 1854 году выставку студентов и молодых выпускников московского училища посетила великая княгиня Мария Николаевна. Она была признанным ценителем прекрасного, с 1852 года занимала пост Президента Императорской Академии художеств, и поэтому ее слово много значило для публики. Неожиданно для участников и организаторов выставки она приобрела для своей личной коллекции картину Алексея Саврасова «Степь с чумаками вечером».

Более того, великая княгиня пригласила Саврасова поработать на пленере в своем особняке под Петербургом. В результате в 24 года Алексей Кондратьевич за картину «Вид в окрестностях Ораниенбаума» получил звание академика, на него посыпались заказы на копии картин признанных европейских мастеров. Мария Николаевна предлагала ему остаться работать в Петербурге, но молодой художник попросил разрешения вернуться в Москву, к близким.

В начале 1857 года умирает Карл Рабус, и Алексея Саврасова приглашают на его место – преподавать в том самом Московском училище живописи и ваяния, которое он недавно окончил. Саврасов-преподаватель отличался особым подходом к студентам своего пейзажного класса. Он стремился учить их находить красоту в природе и нередко вместо занятий в аудитории уводил их в парк писать, например, распускающиеся листья деревьев. Один из его учеников, Константин Коровин вспоминал Саврасова, как человека «совершенно особой кротости», доброго, умного, который «никогда не сердился и не спорил».

В этом же году Алексей Кондратьевич женится на Софье Герц. Она была сестрой Константина Герца, саврасовского соученика по училищу, и Карла Герца, искусствоведа.  Софье к моменту свадьбы исполнился 31 год, что считалось тогда значительным возрастом для невесты. К мужу, который был ее младше на четыре года, она, по рассказам современников, относилась с теплотой, но без страсти. Софья заботилась об Алексее, старалась по мере сил и возможностей создавать уют. Это было непросто, поскольку у семьи не было даже своего жилья. Надо добавить, что и в расцвете славы и официального успеха Саврасов не был богатым человеком. Семья художника жила на казенных квартирах, которые ему как преподавателю предоставлялись училищем. Первое время супруги жили дружно, но брак был омрачен гибелью детей. Первая дочь Саврасовых умерла в 1858 году в младенчестве от скарлатины.

С начала 1860-х годов в жизни и творчестве Алексея Кондратьевича начинается расцвет. Вторая дочь Вера, родившаяся в 1961 году, росла благополучно. В 1862 году Саврасова командировали за границу для изучения европейской живописи. Супруги оставили годовалую дочь на попечение родных и уехали в Европу. Они посетили Францию, Англию, Данию и Германию. В этой поездке Саврасов окончательно сформировался как русский лирический пейзажист, художник, которого позже Исаак Левитан с полным основанием назовет создателем национального русского пейзажа.

В его картинах больше не найти академической прилизанности, «красивости». Его полотна отныне – это не «без пяти минут Италия», а Россия – не приукрашенная, такая, как есть, но изображенная с огромной любовью и лиризмом. Сам Саврасов говорил об этом так: «Манер в живописи много. Дело не в манере, а в умении увидеть красоту». Работы Саврасова этих лет свидетельствуют, что это умение у Алексея Кондратьевича было развитым. Исаак Левитан, бывший его учеником, вспоминал о таких словах своего наставника: «Лови всегда весну, не просыпай солнечных восходов, раннего утра. Природа никогда не бывает более разнообразной и богатой. Пиши ее так, чтобы жаворонков не видно было на картине, а пение жаворонков было слышно».

Летом 1870 года Алексей Саврасов путешествует по Поволжью. Художник буквально влюбляется в волжские просторы, проникается их масштабом. Великую реку он видит, как саму Русь, «убогой и обильной, забитой и всесильной», и в ближайшие пять лет именно Волга будет в центре его творчества.

Поэтому, когда в конце 1870 года у него возник конфликт с руководством училища (художника упрекнули в том, что у него мало учеников, и лишили казенной квартиры), Саврасов взял отпуск на полгода и уехал вместе с семьей в Ярославль. Средства на поездку ему выделил, по-видимому, меценат Павел Третьяков, заказавший серию волжских пейзажей. Саврасовы снимают большую квартиру и ведут спокойный, рабочий образ жизни. «Тихая жизнь в Ярославле позволяет мне сосредоточенно заниматься искусством», – пишет Саврасов Третьякову в январе 1871 года.

Жаль, неизвестно, где именно жили Саврасовы. Рассказывают, что несколько десятилетий назад было решено увековечить память о пребывании великого художника в Ярославле. Но не смогли найти дом, где жил Саврасов – за прошедшее время он был снесен.

Вскоре приподнятое настроение духа, в котором находился Саврасов и о чем рассказывал Третьякову, было забыто. Уже в феврале эту спокойную жизнь разрушает смерть новорожденной дочери и тяжелая болезнь жены. Саврасов с трудом переносит эти невзгоды, он разочарован в жизни. Требуется время, чтобы он нашел силы вернуться к работе. Отголоски горестной потери еще долго сопровождают его. Его размышления о краткости жизни и ее горечи отразились в элегической картине «Могила на Волге».

Очень любил это полотно Исаак Левитан, который писал: «Возьмите картину «Могила на Волге». Широкая, уходящая вдаль, могучая река с нависшей над ней тучею; впереди одинокий крест и облетевшая березка – вот и все; но в этой простоте целый мир высокой поэзии». И неслучайно заметна связь этой картины Саврасова с написанным спустя двадцать лет, в 1894 году, «Над вечным покоем» Левитана.

С Ярославлем связана и главная работа Алексея Саврасова «Грачи прилетели». Именно в нашем городе ранней весной 1871 года под влиянием «врачующего простора», вечно обновляющейся и воскресающей природы на фоне душевной боли появляются оптимистичные эскизы к этому полотну. Весна (а мы помним, как сильно Саврасов любил весну), весеннее вдохновение отразилось и в исполненных в Ярославле рисунках и этюдах к задуманной картине.

Движение творческого замысла потребовало от Саврасова поехать в расположенное верстах в 60 от Костромы село Молвитино, где, как считал художник, весна приходит позже, и где он сделал новые этюды и эскизы знаменитого полотна. Художник дорабатывал картину уже в своей мастерской, вернувшись в Москву.

В конце 1871 года картина «Грачи прилетели» была представлена на первой выставке Товарищества передвижных художественных выставок (одним из учредителей которого был Саврасов) и сразу стала настоящей сенсацией в мире искусства. Зрители увидели на полотне гармонию рисунка и живописи, состояния природы и человеческой души. Типичнейший для России ландшафт и каждый год повторяющееся природное явление предстали перед посетителями выставки как откровение.

«Какая простота! – писал Исаак Левитан. – Но за этой простотой вы чувствуете мягкую, хорошую душу художника, которому все это дорого и близко его сердцу».

Иван Крамской так описывал свое впечатление от выставки: «Пейзаж «Грачи прилетели» есть лучший, и он действительно прекрасный, хотя тут и Боголюбов, и барон Клодт, и Шишкин. Но все это – деревья, вода и даже воздух, а душа есть только в «Грачах».

Художник и искусствовед Александр Бенуа писал: «Грачи прилетели» – чудесная картина, такая же поэтичная, в одно и то же время тоскливая и радостная, истинно весенняя, как вступление к «Снегурочке» Римского! Еще зима. Мрачный, сизый горизонт, далекая снежная равнина, старинная церковь, жалкие домики, голые деревья, зябнущие в холодной сырости, почти мертвые от долгого тяжелого сна... И вот чувствуется, как по этой сырой и холодной, мертвой, бесконечной мгле проносится первое легкое и мягкое дуновение теплоты, жизни. И от ласки этого дуновения растаял пруд, встрепенулись, ожили деревья, а снежный саван быстро исчезает...».

Картину для своего собрания купил Павел Третьяков за внушительную по тем временам сумму в 600 рублей. Он опередил императрицу Марию Александровну, которой пришлось довольствоваться копией полотна.

До конца 1870-х годов Алексей Кондратьевич продолжает творить и преподавать, но в его жизни появляются новые трагические ноты. Публика начинает относиться к его работам хуже, картины критикуют даже такие ранее благосклонные критики, как Владимир Стасов. Обостряются конфликты в семье. Исаак Левитан вспоминал: «Я был у него в доме, его не любят и дома. Все против, он чужд даже своим». Утешение, как это нередко водится, Саврасов нашел в алкоголе. В 1877 году жена с детьми окончательно уходит от него. Саврасов болеет, у него начинаются проблемы со зрением.

Особенно тяжелым положение Саврасова стало после 1882 года, когда его уволили из училища и лишили казенной квартиры. Он продолжал писать картины и за бесценок отдавал их перекупщикам, чтобы найти денег на еду и выпивку.
Старшая дочь художника, Вера Алексеевна Саврасова, имевшая в детстве художественные способности, вспоминала: «Отец не хотел учить меня рисовать или лепить, находя, что художники обречены на полуголодное существование, даже имея талант. Этот взгляд оправдался на нем самом. В борьбе за существование он прямо изнемог и, не имея со стороны семьи крепкой моральной поддержки, стараясь забываться от жизненных невзгод, он начал пить, погубил этим себя, свой талант, разрушил семью».

Лишь на короткое время у поклонников таланта художника получается вернуть его к нормальной жизни. Но он снова срывается и уходит в запой. В итоге в конце жизни академик, бывший преподаватель московского училища живописи и ваяния, воспитавший таких художников, как Михаил Нестеров, Константин Коровин, Лев Каменев, Исаак Левитан, протеже великой княгини Марии Николаевны, как в детстве, сбывает свои рисунки на рынке, чтобы хоть как-то заработать на жизнь.

В 1894 году архитектор Александр Померанцев после случайной встречи с Саврасовым писал в докладной записке в Академию художеств: «Достигнув преклонного возраста, этот больной человек вынужден подвергаться самым крупным лишениям... Он за последние годы попал в руки некого эксплуатирующего его талант торговца, который, продавая его картины по дорогой цене, сам оплачивает их грошами, постоянно держа художника в состоянии задолженности... Картины, проданные за несколько сот рублей, были оплачены ему несколькими десятками рублей, что известно и самому художнику, и на что он даже и не жалуется, по-видимому, почти примирившись со своей тяжелой долей».

Алексей Кондратьевич Саврасов умер в 1897 году в Москве. В некрологе, опубликованном после смерти мастера, Исаак Левитан писал: «Да, покойный Саврасов создал русский пейзаж. С Саврасова появилась лирика в живописи пейзажа и безграничная любовь к своей родной земле, и эта его несомненная заслуга никогда не будет забыта в области русского художества».

Нам остались наполненные красотой и поэзией образы его картин – картин жизни русской природы. Как пишет исследователь творчества художника Владимир Петров, в самом выборе сюжетов сказывается проникновенный лиризм мировосприятия Саврасова: «Приветливые многоцветные радуги; омытые дождем, сияющие на солнце заливные луга; плакучие ивы, склонившиеся у заросших прудов; утренние и вечерние зори; покрытые пушистым инеем, «очарованные» зимние леса; скромные деревенские околицы; стаи перелетных птиц над сжатыми полями – таковы любимые сюжеты художника, мечтавшего о светлом и одухотворенном согласии человека и природы».

Александр Шиханов

Распечататьхудожникалексей саврасов
Цирк август N1

Золотой сезон
Дом ру август 2
Цирк август М8
Пир на волге
Адвокаты

ЯРСТАРОСТИ: Войны генерала Павла Батова

Мир Дерева июль 2019

ЯРСТАРОСТИ: Сады, огороды и деревянные дома – Ярославль в начале 20 века

© 2011 — 2019 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика