Авангард

ЯРСТАРОСТИ: Сады, огороды и деревянные дома – Ярославль в начале 20 века

Несмотря на поговорку, что «существует ложь, наглая ложь и статистика», люди всегда интересовались статистическими данными, стремясь лучше узнать мир, в котором они живут. Еще более ценной становится статистическая информация прошлых лет. Ведь она помогает понять, как жили наши предки, каким был наш город, например, сто лет назад.

Ярославль на рубеже 19-20 веков предстает перед нами в изданной в 1900 году в типографии губернской земской управы книге «Г. Ярославль по сведениям 1898-1899 гг., собранным от домовладельцев для оценки недвижимых имуществ. Вып. 1. Площадь города, населенность, домовладения и строения».

В 1898 году Городская Оценочно-Раскладочная Комиссия (была, оказывается, в Ярославле и такая) решила при проведении опроса домовладельцев о доходности их имущества задать еще ряд вопросов о состоянии этого самого имущества. Инициаторы опроса рассудили, что эти сведения, с одной стороны, помогут лучше оценить доходность недвижимости в городе, а, с другой, будут полезны при принятии санитарных, противопожарных и других общегородских мер.

Надо сказать, что председателем Комиссии в то время являлся Городской Голова (в сегодняшних понятиях – мэр) Иван Вахрамеев. Это был уникальный человек, который очень любил родной город. Иван Александрович не жалел своих личных денег на обустройство различных сторон ярославской жизни. Он щедро выделил средства и на проведение опроса, и на издание его результатов.

Было отмечено, что Ярославль, стремительно развиваясь, становится крупным центром северных земель России. И если в маленьком городке житель может на личном опыте узнать все условия городской жизни, то в Ярославле, с его крупной промышленностью, обширной торговлей и многочисленным населением, сделать это затруднительно. И вот здесь на помощь пришла статистика.

На заседании Городской Думы 22 июня 1899 года Комиссия представила свои предложения по разработке опроса и его издании. Депутаты предложения одобрили, решив, что хотя собранные сведения и не будут доскональными, они, тем не менее, смогут пригодиться при проведении различных мероприятий. По крайней мере, до тех пор, пока не будут получены новые, более точные данные.

Издание статистических таблиц – данных опроса – сопровождалось пояснительным текстом, а некоторые главнейшие выводы нашли свое отражение в картограммах.

В те годы городская черта Ярославля проходила в границах плана, утвержденного в 1834 году с уточнениями топографа Можаровского от 1846 года. По сути, речь шла о том, что сейчас мы считаем только центром города. То есть за вторую половину 19 века Ярославль не изменился так сильно, чтобы это было учтено при проведении оценочного опроса.

Волонтеры с опросными листами не побывали в местах, которые мы сейчас считаем исконно городскими: станция Урочь, Тугова гора, Московский вокзал с домами по Московскому шоссе, Всполье, район Леонтьевского кладбища, Загородный сад и ряд других. Хотя Ярославская Большая мануфактура, называемая тогда «Корзинкинскою фабрикою», в опрос попала, несмотря на то, что она выдавалась за границы утвержденного плана – решили, что неразумно учитывать только часть района.

И если сейчас площадь Ярославля составляет около 205 квадратных километров, то во время проведения опроса – менее 17 квадратных километров (1517 казенных десятин). Однако, как справедливо отмечают авторы оценки, собственно величина площади города не дает представления о его размере, поскольку внутри городской черты много было незастроенных территорий – пустырей, садов, водных объектов.

Поэтому о заселенности Ярославля читателю предлагается судить по площади строительных кварталов, которая составляет 739 казенных десятин (почти в семь раз меньше площади строительных кварталов Москвы). При этом количество жителей Ярославля было меньше московского в 15,5 раз. Таким образом можно было сделать вывод о том, что население нашего города распределялось по площади города гораздо просторнее, чем население столицы.

На одного жителя города в среднем приходилось тогда 49 квадратных саженей (223 квадратных метра) суши, а в Москве – только 20 квадратных саженей. Всего в городской черте Ярославля жило тогда 63683 человека – практически в десять раз меньше, чем сейчас.

Интересными представляются полученные в результате исследования данные о видах поверхности города в то время. Только 25% площади Ярославля была занята постройками и дворами, улицы и площади занимали еще 17%.

Довольно много – 13% – занимала водная поверхность: реки и пруды. При этом в то время в Москве водой было занято немногим более 5%, а в Петербурге – Северной Венеции – около 16%, то есть не намного больше, чем в Ярославле. В первую очередь площадь города занимала поверхность Волги и Которосли, но кроме рек в нашем городе было тогда 26 прудов.

Большая часть площади города представляла собой пустыри и непригодные для строительства берега рек – 30%. 7% города были занята садами, 8% – огородами. При этом сады представляли собой места для прогулок – скверы, бульвары, парки, палисадники, а не предназначенные для получения какой-либо выгоды фруктовые или ягодные сады. По-крайней мере, исследователи не нашли ни одного случая сдачи сада в аренду. И если сады были широко распространены в самом центре города, то огороды чаще всего располагались в тех местах, которые тогда считались окраинными.

В центральной же части города наблюдалась и наиболее плотная застройка. Чем ближе к окраинам, тем просторнее располагались дома ярославцев. Но и там, и там исследователи отмечали характерные для нашего города (в противовес Москве, например) большие дворы.

Всего в Ярославле накануне 20 века насчитывалось около трех тысяч (2978) домовладений. В качестве отдельного домовладения рассматривались строения, возведенные на одном дворе, фактически находящиеся в одном владении. На каждое из домовладений Ярославля в среднем приходилось два самостоятельных строения, 4 помещения и 21 житель. Конечно, это усредненные данные, которые дают только примерное представление о ситуации в городе. Но можно сравнить с Москвой, где на одно домовладение примерно в эти годы приходилось 6 помещений и 49 жителей, и с Петербургом (14 помещений и 97 жителей), и увидеть, что ярославские домовладения были заметно меньше столичных.

При этом, что логично, средний размер домовладений в центре Ярославля по площади был меньше, а по количеству строений и жителей – больше, чем на окраинах города. Более 35% ярославских домовладений имели 2-3 помещения, 27% – одно помещение, 18% – 4-5 помещений, и только 5% имели 11 помещений и более. Под помещением понималась каждая часть здания, имеющая самостоятельное значение и отдельный выход на улицу или в коридор.

Домовладения с одним помещением делились на две категории – роскошные особняки или домишки в три окна. Принадлежали такие домовладения соответственно либо самым богатым ярославцам (располагались в центре города), либо – самым бедным (стояли по его окраинам).

Из всех 2978 ярославских домовладений 2060 предполагались исключительно для жилья, а в остальных 918 были какие-либо заведения или учреждения, казенные или частные, торговые или промышленные. Причем домовладения с заведениями чаще встречались в центральной части города.

В ярославских домовладениях было в среднем немного жителей. В 1281 домовладении жило до 10 человек, в 1411 – от 11 до 100, и только в 42 – более 100 человек. Еще в 165 домовладениях во время опросов жильцов не было: 146 вообще не были предназначены для жилья, а в 19 шел ремонт. Кстати скажем, что такое внимание к мелочам свидетельствует о тщательности исследования в целом.

Работники Городской Оценочно-Раскладочной Комиссии посчитали все ярославские строения, которых на момент исследования было 11862. При этом они выяснили назначение каждого из строений. По своему назначению все строения делились практически поровну на две группы. 5915 строений были заняты жилыми квартирами, торговыми, промышленными и другими помещениями, имеющими самостоятельное значение, а оттого и названными самостоятельными. 5947 строений были принадлежностью жилых домов – погреба, сараи, конюшни, навесы, хлева, риги, не имеющие промышленного назначения кладовые, бани, прачечные – то, что называется общим словом «службы».

Надо признать, что к началу 20 века Ярославль был большей частью деревянным городом. Оценщики выяснили материал постройки 11736 строений. Из них из камня (кирпича) были возведены всего 1384 строения – около 12%. Почти десять тысяч остальных строений были построены из дерева. В Варшаве, например, в это время среди всех строений каменных было почти 52%. Если же говорить только о самостоятельных строениях, то на сотню их в Ярославле приходилось 18 каменных и 76 деревянных, в Москве – 31 каменное и 52 деревянных, а в Петербурге – 50 каменных и 46 деревянных.

По сравнению со столицами древний Ярославль в те годы выглядел весьма провинциально. Особенно его окраины. Ведь чем дальше от центра, тем меньше каменных домов стояло на ярославских улицах. При этом, как отмечали авторы исследования, каменные строения чаще встречались среди лицевых зданий (то есть выходящих фасадом на улицы), а деревянные – среди надворных самостоятельных строений, например, флигелей, спрятанных от любопытных глаз.

Еще одним отличием каменных от деревянных домов была их этажность. Каменные дома в несколько раз чаще встречались среди двух и более этажных зданий, чем среди одноэтажных. А из этих последних 7/8 были построены из дерева. То есть дерево являлось практически исключительным материалом строительства небольших одноэтажных домов – этого самого распространенного в то время в Ярославле типа жилых строений.

Исследователи не собрали никаких сведений об этажности служб, но с большой долей вероятности можно предположить, что они были одноэтажными. Что же касается самостоятельных строений, то из ста таких зданий 77,7 были в один этаж, 20,5 – в два, и меньше двух (1,8) – в три и более этажей. Известно, что в начале 1880-х годов в Москве было соответственно 54, 41 и 5 таких строений, а в Петербурге и вовсе 32, 33 и 35. Провинциальность Ярославля проявлялась и в этом параметре.

В исследовании приведены данные и о таком, как нам сейчас кажется, неотъемлемом признаке городской жизни, как водопровод. Надо сказать, что к началу 20 века его наличие не стало еще обязательным в Ярославле. Из 2978 домовладений только 346 была проведена вода. Жило в этих домовладениях 23897 человек. То есть водопровод был в 11,6% домовладений у 37,5% жителей города.

При этом в 6 крупных домовладениях (среди которых была Корзинкинская фабрика с 8873 жителей) водопровод был проведен самими домовладельцами, то есть к городскому водопроводу было подключено менее 15 тысяч ярославцев.

Исследование Ярославля, проведенное по инициативе Ивана Вахрамеева, является ценным источником знаний о состоянии нашего города к началу прошлого века. С тех пор Ярославль сильно изменился. И, думаю, никому из ныне живущих ярославцев не захочется, чтобы в городе было столько пустырей и деревянных домишек без водопровода. Но вот что бы точно хотели все горожане – чтобы власти Ярославля хотя бы отдаленно были похожи на бывшего в то время Городской Головой Ивана Александровича Вахрамеева.

Александр Шиханов

Распечататьстатистика

Дом ру ноябрь 2019
сбер
Адвокаты

ЯРСТАРОСТИ: Войны генерала Павла Батова

Заглушка

ЯРСТАРОСТИ: Сады, огороды и деревянные дома – Ярославль в начале 20 века

© 2011 — 2019 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика