ТРОЙКА_РЕД
Альфа_мед

ЯРСТАРОСТИ: Александр Сауков — охотник за минералами из Мологского уезда

«Транспорт... отряда... состоял в 1924 году из знаменитого одноглазого верблюда. В 1925 году он был обновлён двумя вьючными лошадьми, на которых мы перевозили кошмы, заменявшие нам кровати, одеяла, запас продуктов, казан и сверху — сыромятную телячью шкуру.

Да, телячью шкуру! Она являлась важнейшим предметом в наших... запасах. Острые осыпи, в которых мы искали куски руды, точно волчьи зубы, рвали подошвы наших ботинок, и каждые 10-15 дней приходилось набивать новые, предварительно размочив шкуру в воде ручья. Именно тогда возникла пословица: «Каждый геолог должен быть сапожником».

Так описывает первую экспедицию геохимика Александра Саукова — нашего земляка, будущего орденоносца и лауреата — один из её участников. Производственная практика студента Ленинградского политеха проходила в экстремальных условиях. Преодолевая трудности, Ферганская поисково-разведочная партия успешно выполняла задачи, возложенные на неё Комиссией по изучению естественных производительных сил при Академии наук СССР.

2

Экспедицией руководил выдающийся русский геохимик и минералог, один из первых советских академиков Александр Евгеньевич Ферсман, человек титанической энергии и разносторонних дарований. За умение увлекательно рассказывать о науке Алексей Толстой окрестил его «поэтом камня», а Максим Горький так высоко ценил писательский талант учёного, что однажды посоветовал ему целиком отдать себя литературе. В задачу экспедиции Ферсмана входило, в частности, изучение рудных богатств Алайского горного хребта, разделяющего Ферганскую и Алайскую долины.

22-летний Саша Сауков не напрасно рвал подмётки, карабкаясь по горным склонам. Из Средней Азии пытливый практикант вернулся не с пустыми руками. В горах ему удалось найти новый минерал с высоким содержанием никеля, ванадия, цинка. В начале 1926 года Сауков рассказал о своём открытии на геохимической секции института. Отчёт получил высокую оценку профессуры, и Ферсман распорядился его опубликовать. Так в «Докладах Академии наук СССР» появилась первая статья Александра Саукова «Исследование нового марганцевого минерала с Кара-Чагыра из Ферганской области». Она открыла студенту путь в большую науку.

Сегодня исполнилось 115 лет со дня рождения выдающегося советского геохимика, члена-корреспондента Академии наук СССР, лауреата одной Ленинской и двух Сталинских премий, обладателя трёх орденов Трудового Красного Знамени Александра Александровича Саукова. Корифей отечественной науки появился на свет 15 августа ( 2-го по старому стилю) 1902 года в деревне Чурилово Мологского уезда Ярославской губернии.

3

Ярославль чтит память прославленного геохимика. В Заволжском районе есть улица Саукова. На расположенной здесь школе № 52 десять лет назад была открыта мемориальная доска. Другая тремя десятилетиями раньше появилась на фасаде начальной школы села Веретея Некоузского района, где будущий учёный начал путь к знаниям. Фамилия его, что называется, на слуху. Тем не менее, мало кто из ярославцев знает, в чём конкретно состоят заслуги Саукова перед Отечеством. Попытаемся разобраться.

«Математик» выбирает химию

У Саши Саукова рано проявились способности к точным наукам. Учиться на «пятёрки» для него не составляло большого труда. В школе у него было заслуженное прозвище — «математик». Пока одноклассники мучились над одной задачей, Сауков успевал решить все пять. Хорошие отношения с «царицей наук» мирно уживались в его голове с интересом к жизни растений. Вырастив из семечек две яблони, мальчик методично ухаживал за ними.

Эту свою разносторонность Сауков-младший, вероятно, унаследовал от отца. Из-за малоземелья тот вынужден был часто менять работу. Как многие мужчины в его деревне, Александр Фёдорович каждую зиму отправлялся на отхожие промыслы в Петербург. Позже нашёл работу на местном сыроваренном заводе. В первую мировую был призван на фронт, а после Октябрьской революции стал первым председателем Веретейского волостного исполкома.

Отец любил музыку, отлично играл на гармони. Но жить ему выпало в эпоху социальных потрясений. Может быть, именно поэтому Александр Фёдорович умер, едва преодолев сорокалетний рубеж. Произошло это в 1919 году, когда сын его закончил в Мологе высшее начальное училище, а младшая из трёх дочерей только появилась на свет.

Юному Саше Саукову надо было помогать матери кормить семью. Чтобы получить профессию, он поступил на педагогические курсы. Увлечение ботаникой стало настолько сильным, что юноша подумывал о Петровско-Разумовской сельскохозяйственной академии в Москве. Его кумиром в то время был крупнейший в России специалист по физиологии растений Климент Аркадьевич Тимирязев. К прежним добавился и новый интерес — химия.

На летние каникулы Александр отбывал в родную деревню. Выполнял любую работу по дому, выходил на покос, вставал за плуг. А в свободное время не расставался с книгой. Друга, уехавшего в Москву, просил прислать Гёте и Шиллера на немецком. Этот язык Сауков освоил на педагогических курсах. Год спустя 18-летний учитель приступил к работе в деревне Золотково, по соседству с Чуриловым.

Это последняя страница биографии Александра Саукова, связанная с Ярославским краем. В 1922 году он уехал в Петроград, где поступил на геохимическое отделение химического факультета политехнического института. Из всех пристрастий победила химия.

В поисках апатитов

Петроград, который в 1924 году стал Ленинградом, по праву считался мировым центром геохимической мысли. Здесь работали основоположники этой науки — академики Владимир Иванович Вернадский и вышеупомянутый Александр Евгеньевич Ферсман.

4

Изучать науку, которая стала делом всей его жизни, Саукову пришлось факультативно. Он стал постоянным участником заседаний научного кружка при Минералогическом музее Академии наук, которым руководил Ферсман. «Кружок... сыграл, безусловно, большую роль в развитии нашей минералогической и геохимической науки,— писал позднее Александр Александрович.— Он явился своеобразным университетом, … поскольку в те годы кафедр геохимии нигде не было, да и систематических курсов геохимии тоже никто не читал».

В 1925 году теоретическая подготовка студента Саукова была подкреплена суровой, но плодотворной практикой на склонах Алайского горного хребта. Следующим летом он вновь работал в экспедиции Ферсмана. Теперь уже на Кольском полуострове, в Хибинах, которые находились в центре научных интересов его учителя. Сам академик из-за болезни приехать не смог, но план работ был согласован с ним в деталях.

«По бездорожью, преследуемые тучами комаров и мошек, питаясь кое-как, тяжело нагруженные палатками, спальными мешками и прочим немудрёным экспедиционным снаряжением, проделали мы путь от железной дороги до озера Вудъявр, переночевали на его берегу и оттуда начали поисковые маршруты,— вспоминал позднее Сауков.— Довольно быстро... нашему отряду удалось обнаружить первые крупные коренные месторождения апатитов... Общие запасы оценены были нами на основании чисто визуальных наблюдений в несколько миллионов тонн».

Это открытие стало поворотным пунктом в истории Хибин. С него началось промышленное освоение Заполярья.

Из пещер и лабиринтов Хайдаркана

Летом 1927 года Александр Сауков вместе со своим учителем, академиком Ферсманом, вновь отправился в Среднюю Азию. Целью экспедиции было открытое годом раньше ртутное месторождение Хайдаркан на территории Киргизии. Вот как сам Александр Александрович описывает это возвращение:

5

«Изнывая от жары и пыли, пробираемся в предгорья Алайского хребта на недавно открытые месторождения Хайдаркан и Кадамджай, где нам предстоит определить, что надо делать, где и кому. Хайдаркан достаётся мне: я должен его изучить и дать первое, возможно более обоснованное заключение о его промышленной ценности. Это составит и содержание моей будущей дипломной работы. Сделать всё это нелегко. Отпущенных... ассигнований хватает лишь на мою скромную... зарплату да на найм одного рабочего. С ним вдвоем мы и должны жить в довольно неспокойной обстановке — это был период басмачества — и делать большую по объёму и разнообразную по содержанию работу».

Слово Хайдаркан переводится с киргизского как «Великий рудник». И не случайно. Оказалось, что расположенные здесь многочисленные пещеры имеют вовсе не природное происхождение. В 1937 году Сауков доступно и увлекательно рассказал об этом открытии юным читателям газеты «Пионерская правда»: «Участники экспедиции думали, что они нашли что-то совершенно неизвестное. Но, когда залежи стали исследовать и изучать, под землёй оказались пустые штольни, выработки, шахты, целые подземные лабиринты. Вновь открытые залежи, оказывается, разрабатывались уже тысячи лет назад».

Исследования Александра Саукова растянулись на многие месяцы. В 1929 году он успешно защитил дипломную работу, а в 1930-м продолжил разведку. Приглашённый из Германии специалист дал отрицательное заключение о перспективах месторождения. Разведочные работы Саукова говорили об обратном. И он оказался прав. По запасам и и объёмам добычи ртути Хайдарканское месторождение стало крупнейшим в Советском Союзе. Его разработка началась в 1941 году и продолжается до сих пор. В киргизском городе Айдаркен, бывшем посёлке Хайдаркан, есть улица Саукова.

Александр Александрович нашёл в Средней Азии не только ртуть, но и жену. По делам экспедиции ему приходилось часто бывать в Фергане, откуда велось снабжение геологов. В этом красивом зелёном городе он познакомился с местным шелководом Дмитрием Дадаки. Его дочь Элькиони стала женой Саукова. В 1942 году у пары родился единственный сын Сергей.

Навесными тропами Памира

6

«Трудно найти другой столь эффектный и малодоступный район... с его дикими хребтами... с его легендарными долинами... с его не менее интересными жителями, до сих пор сохранившими свой древний язык и свои старые обычаи» — писал Александр Сауков о Памире. Сюда он попал в 1932 году в составе Таджикско-Памирской экспедиции Академии наук СССР.

Горный Таджикистан входил в число наименее изученных и экономически отсталых частей Средней Азии. Жители соседних долин говорили на разных языках, не имели никакой связи друг с другом. В республике отсутствовали специалисты, которые могли бы исследовать её горные районы. Эта задача и была поставлена перед экспедицией Академии наук. Саукова назначили начальником Южно-Дарвазского геохимического отряда.

Во многих районах Памира дороги практически отсутствовали. В отдалённые кишлаки можно было добраться только по оврингам. Там назывались навесные тропы из палок, вбитых в трещины скал на головокружительной высоте. Палки переплетались ветками, на которые насыпалась земля. По такой шаткой дороге мог пройти только пешеход или ишак с лёгким грузом, но никак не лошадь. Местами овринги тянулись на километры. Немногочисленному отряду исследователей приходилось нести на себе всё снаряжение.

В ходе экспедиции Александр Сауков открыл на Западном Памире первые коренные месторождения оптического кварца. Позже этот минерал стали здесь добывать в промышленных масштабах.

Время свершений и потерь

После начала войны Институт геологических наук, где трудился Сауков, был эвакуирован на Урал, в город Миасс. Здесь Александр Александрович работал над завершением докторской диссертации по геохимии ртути. Защита состоялась в 1942 году в Свердловске. Это была первая в мировой научной литературе столь подробная монография, посвященная геохимии одного редкого элемента. Одним из оппонентов выступил академик Ферсман, высоко оценивший работу своего ученика.

Скорбные вести пришли из блокадного Ленинграда: там от голода умерли брат отца и двое его детей. В осаждённом городе находились две сестры Саукова — Мария и Лидия. В конце концов, им удалось выехать из Ленинграда и вернуться в родную деревню. Однако через девять дней Мария скончалась. Александр Александрович нашёл возможность перевезти Лидию в Москву.

В войне наметился перелом. Институт вернулся из эвакуации, и в 1944 году Саукова назначили заместителем директора. Перед ним открывались новые перспективы исследований. Вскоре Германия капитулировала. Радость победы была омрачена известием из Сочи: 20 мая 1945 года от сердечного приступа скончался Александр Евгеньевич Ферсман. Сауков тяжело переживал смерть любимого наставника. В своих статьях он не раз обращался к жизни и деятельности Ферсмана.

Награды и напасти

Послевоенные годы стали для Александра Саукова временем широкого признания его заслуг со стороны государства и научного сообщества. В июле 1945 года он получил свой первый орден Трудового Красного Знамени, за ним последовали ещё два.

В 1947 году монография Саукова «Геохимия ртути» получила Сталинскую премию, а пять лет спустя этой наградой была отмечена его «Геохимия», первое в Советском Союзе учебное пособие по данному предмету, рассчитанное на широкий круг специалистов. В 1953 году Александра Александровича избрали в члены-корреспонденты Академии наук СССР.

7

В 50-е годы главным направлением научных поисков Саукова становятся геохимические методы поиска полезных ископаемых. Страна нуждалась в новых месторождениях минерального сырья, и открывать их надо было по возможности быстро. Преобладавшие ранее методы поиска по внешним признакам себя почти исчерпали. В то же время, геологические данные позволяли предположить, что фонд «скрытых» месторождений очень велик.

Разработке геохимических методов их обнаружения и посвятил свою научную деятельность Александр Александрович Сауков. Наибольшее распространение получила металлометрия — способ, основанный на измерении уровня содержания металлов в горных породах и почвах. К концу 50-х годов этот метод получил всеобщее признание, появились и многие другие.

Свои познания по теме Сауков обобщил в книге «Геохимические методы поисков месторождений полезных ископаемых». Она была выпущена издательством Московского университета в 1963 году в качестве учебного пособия для студентов, а через год удостоена премии имени Ферсмана, присуждаемой Академией наук СССР за выдающиеся труды по геохимии.

К этому времени её автор был уже серьёзно болен. По воспоминаниям тех, кто его знал, последние месяцы жизни Александра Александровича, проведённые летом 1964-го на подмосковной даче, были отданы работе. «Он очень спешил, спешил оставить нам единственное, что живёт в поколениях,— мысли», — вспоминают аспиранты Саукова, навещавшие его в ту пору.

8

Последние слова, которые услышали ученики от Александра Александровича: «Может быть, вам повезет поработать на вулкане в момент извержения». Им и вправду повезло, но рассказать об этом наставнику они уже не успели.

Александр Беляков

РаспечататьбиографияЯРСТАРОСТИАлександр СауковМолога

ХАРТИЯ
Старый город

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика