трубы
Альфа_мед

Анатолий Лисицын: За 30 лет в России уничтожили самостоятельность регионов

Третьего декабря 1991 года указом президента России Бориса Ельцина исполняющим обязанности главы администрации Ярославской области был назначен председатель горисполкома Рыбинска Анатолий Лисицын. Тогда это решение удивило многих, тем не менее Анатолий Иванович руководил регионом 16 лет — до декабря 2007-го. 

Об этапах этого долгого пути и о том, почему республикам, краям и областям России сегодня нужно больше пространства для маневра, мы беседовали с Анатолием Лисицыным в редакции ЯРНОВОСТЕЙ.

— Анатолий Иванович, указ Ельцина о вашем назначении главой Ярославской области произвел эффект разорвавшейся бомбы. Незадолго до этого областной Совет депутатов голосовал за кандидатуру председателя облисполкома, убедительную победу одержал действующий руководитель исполнительной власти Владимир Ковалев — и вдруг Лисицын. Что произошло?

— Да, за меня тогда 15 человек проголосовали, по-моему. Я успокоился, уехал в Рыбинск, занимался городом… Вдруг через десять дней приходит вызов в Москву на комиссию при президенте. Оказывается, наши депутаты послали в столицу документы не только на победителя голосования, а на всех четверых кандидатов. 

Комиссия — Ельцин, Гайдар, Чубайс… Я понимал, что шансы у меня минимальные, поэтому говорил все, что думаю: о рынке, о том, что необходима либерализация цен, потому что полки пустые. Я говорил, что даже 100 граммов макарон по талону не могу отоварить, нет же ничего.

— Как вы смотрите на эту ситуацию спустя 30 лет? Что же все-таки сыграло ключевую роль?

— Откровенность, наверное. Я хорошо понимал, что наступило время перемен, причем эти перемены должны быть быстрыми. Люди были озлоблены до последней степени: помню, как у меня двери в рыбинском горисполкоме выбили — орали: «Талоны на водку давай!».

— Говорят, Владимир Ковалев был сильно обижен.

— Во всяком случае, я этого не чувствовал. Наоборот — все эти годы мог рассчитывать на его поддержку. Вот с Варухиным (Владимир Геннадьевич — в 1991-1995 гг. полпред президента в Ярославской области — прим. ЯРНОВОСТИ) отношения испортились практически сразу, потому что я взял в команду Быкова (Геннадий Степанович, с 1992-го — вице-губернатор, затем заместитель губернатора Ярославской области — прим. ЯРНОВОСТИ), Баракина (Анатолий Александрович, с 1992-го — заместитель губернатора Ярославской области — прим. ЯРНОВОСТИ) и Шамина (Валерий Григорьевич, с 1992-го — заместитель губернатора Ярославской области, впоследствии — зампред правительства региона и вице-спикер Государственной Думы Ярославской области — прим. ЯРНОВОСТИ). Я четко понимал, что без них мне очень сложно будет войти в курс дела. А он это все воспринял в штыки — коммунистов убирать надо! Ну и писал на меня доносы. Мне потом показали эту папку. Такая была (поднимает руку примерно на 10 сантиметров от стола)…

Все это продолжалось года полтора. Потом депутаты обратились в правительство, чтобы с меня сняли приставку «исполняющий обязанности». А через полгода где-то, когда Черномырдин приехал сюда с визитом вежливости, мы с ним были на охоте. Я ему рассказал всю эту историю, и он принял решение о снятии Варухина.

— Кстати, об охоте… Вам эту историю с медвежатами, которых застрелил Черномырдин, до сих пор вспоминают. Как все было?

— Он мне все напоминал, что неплохо бы на медведя сходить. В конце концов поехали. Я ему говорил: «Виктор Степанович, у нас все же не Сибирь, надо как-то поаккуратнее». А он мне: «Не переживай». У него в охране полковник был, он все и организовал. За два дня до охоты прилетела спецгруппа на вертолете, обустроили лагерь, дорогу протоптали к берлоге…

Черномырдин тогда был за Ельцина, тот в больнице лежал. Так что прилетел он с «ядерным чемоданчиком». На охоту вместе с ним вышли человек пятнадцать, в том числе — оператор, который все это снимал. Договоренность, видимо, такая была. Потом, когда это показывали по НТВ, видно было только спины, потому что шли колонной, друг за другом. 

Виктора Степановича поставили у входа в берлогу, где медведица надышала — и тут два медвежонка выскакивают. Он их сразу уложил, а потом уже егеря медведицу застрелили.

— Скандал был громкий?

— Еще бы! Центральная пресса, американская пресса! Убили медвежат, медвежья охота! Я расстроился, конечно. Думаю, в советское время уже бы голову сняли с меня. А тут Черномырдин мне звонит: «Ну ты как там, расстраиваешься?». Я говорю: «Конечно». А он: «Не бери в голову. Ты же меня предупреждал, так что вся вина на мне. А за удовольствие надо платить».

— Анатолий Иванович, мы все знаем, что впервые формулировка «глава администрации — губернатор» появилась в Уставе Нижегородской области, то есть первым губернатором в новейшей истории России стал Борис Немцов. А в Ярославской области эта должность как появилась?

— А мы с Немцовым и консультировались. Мы с ним были в контакте постоянном. Перенимали опыт друг у друга, в частности — по программе «Зерно», которую он пытался внедрить.

— Анатолий Иванович, понятно, что регионом вам пришлось руководить в тяжелейшее время. Вот один из знаменитых снимков легендарного ярославского фотографа Юрия Барышева — одинокая фигура губернатора, который поднимается в ДК имени Добрынина в толпе протестующих. Это ЯМЗ тогда бастовал?

— Это были бунты — дороги перекрывали. Невозможно было получить зарплату, пенсии вовремя не выплачивались. Терялись объемы работы, объемы выпуска продукции… Поэтому с народом тогда общаться — это норма была. Выходить прямо в толпу. Железные дороги, помню, блокировали, я ездил там с Воробьевым (Александр Васильевич, первый секретарь обкома КПРФ, скончался 25 августа 2021 года — прим. ЯРНОВОСТИ) общался… 

— Тогда и познакомились?

— Да, в легендарном палаточном городке на проспекте Октября. Это была норма общения с людьми, потому что меня, собственно, и воспитало вот такое отношение, вот такие встречи, такие контакты. Поэтому мне не было страшно идти туда, общаться с ними. В то же время это давало возможность как-то понимать, что надо свои позиции защищать. 

Помню, я в НПО «Сатурн» (тогда — «Рыбинские моторы», прим. ЯРНОВОСТИ) Мостового (Петр, директор Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) при Госкомитете РФ по управлению госимуществом — прим. ЯРНОВОСТИ) с командой выкинул, когда приехали акции там забирать. Приватизировать! Затем два месяца меня мочили, пока не разобрались. Потом Черномырдин поблагодарил. Завод мы спасли. А сегодня вот с грустью смотрю, как президент с губернаторами встречается. Создается впечатление, что ему скучно их слушать. Потому что одно только благостное…

— Вспомним ситуации, которые сегодня кажутся невероятными: открытое противостояние между, скажем, главой района и губернатором области. Конфликт с главой Тутаевского района Яном Андреевым, из-за которого едва не сорвалась сделка с компанией «Астрон», конфликт с мэром Рыбинска Евгением Сдвижковым…

— Да, тогда это были стандартные ситуации, потому что главы были избраны, поэтому они могли отстаивать свою точку зрения, в том числе в довольно жесткой форме. У них был железный аргумент: «Меня народ избрал, так что ты мне не начальник, Анатолий Иванович». 

Конкретно по Рыбинску могу сказать, что я всегда считал, что город и район — это единое целое. Так было целесообразно, да и сегодня это целесообразно! Сегодня все поселения бесправные, без денег, без ничего. Районы, впрочем, тоже бесправные.

Приведу пример. Город Ярославль на 83% процента закредитован. Ярославский район — 25% сам зарабатывает, 75% получает дотацию. Все остальные районы — от 7 до 18% только, а поселения тем более безденежные. В стране создали систему, которая визуально существует, а практически — не работает. 

Местное самоуправление обескровлено, оно не имеет финансирования для того, чтобы решать самые простые вопросы. Поэтому вопрос с закредитованностью сегодня является проблемой для всей России. 

На региональном уровне ситуация не лучше: 70 % субъектов сегодня закредитованы на 2,5 триллиона рублей. Они неэффективны, просто как посредники работают. Их главная задача — не искать резервы внутри себя, а у Москвы через дотации и субсидии выпросить деньги.

— Сейчас будет вопрос, который болью отзовется в сердцах ярославцев, он касается зимней уборки. 2005, 2006, 2007 год, когда вы с Волончунасом ссорились…

— Мы с ним ссорились только в кабинете у меня или у него! 

— Тем не менее все знали, что если на Советской площади не убраны горы снега городскими службами, это значит, Виктор Владимирович на что-то обиделся. Как выстраивался диалог с самым «долгим» мэром Ярославля?

—  Мы с ним диалог выстраивали нормально. Много ругались, но ругались один на один. Сор из избы не выносили, всегда пытались договориться. Я понимал его цели и задачи, осознавал, что он лучше меня город понимает. Мне это, кстати, принесло определенные дивиденды. Я думаю, вот это понимание и позволяло нам достаточно логично выстраивать не только взаимоотношения, но и отношение горожан к тому, что происходило. 

— В понедельник в Ярославль приедет лидер «Справедливой России» Сергей Миронов. Если после его визита партия примет решение продвигать своего кандидата на пост губернатора, пойдете?

— Нет, исключено. Для меня эта тема закрыта. 

— Почему?

— Я считаю, для меня тот образ губернатора, который сложился сегодня, не подходит. Потому что губернатор несамостоятелен. А для меня всегда мерилом моей успешной деятельности была самостоятельность, возможность принимать решения, говорить «да» или «нет» в любой ситуации.

РаспечататьБорис НемцовАнатолий ЛисицынВалерий ШаминВиктор Черномырдин

ЖК Арена
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика