Новая запись 226
Движение без опасности

Андрей Козлов: Работаем на пересечении интересов государства, общества и здравоохранения

Компания «Викамед Текнолоджиз» 17 августа отметила 2 года с момента создания. Она специализируется на производстве одноразовых продуктов из нетканых материалов. Это защитные маски, медицинская одежда, белье, операционные комплекты. Вся линейка продукции имеет сертификаты соответствия и свидетельства о клинических испытаниях. Она применяется в хирургии, акушерстве и гинекологии, травматологии, а также врачами других специальностей. В условиях пандемии коронавируса продукция «Викамед Текнолоджиз» востребована как никогда и обычными гражданами. О работе предприятия ЯРНОВОСТИ беседуют с генеральным директором Андреем Козловым.

— Вы работали и продолжаете работать в Иванове, где была создана компания «Викамед», как вы оказались на территории Ярославской области — в Гаврилов-Яме. Почему выбрали именно этот город?

— Гаврилов-Ям был объявлен территорией опережающего развития. Нам были предложены хорошие условия для создания новой производственной площадки. Прикинули, сравнили, оценили. Купили здесь свое помещение с прицелом на будущее, что для бизнеса, особенно производственного — очень важно. И в 2018 году стали резидентами ТОСЭР, создав новое юридическое лицо — ООО «Викамед Текнолоджиз».

— Расскажите, как функционирует ваше предприятие? Сколько наименований продукции вы выпускаете?

— Предприятие может выпускать порядка двух тысяч наименований продукции различной степени сложности. Но на сегодняшний момент мы выпускаем ограниченный ассортимент. Тут свою роль играет и кадровый дефицит, и коронавирусная ситуация. Сейчас мы делаем только четыре вида продукции, которые пользуются повышенным спросом. Это маски, бахилы, халаты и медицинские костюмы. А в будущем можем нарастить годовое производство до 15 миллионов различных медицинских изделий из нетканых материалов. Для этого нам нужно больше людей.

— Сколько работников сейчас трудится в компании?

— Порядка 40 человек. Нужно вдвое больше, чтобы предприятие стабильно работало в две смены и наращивало выпуск продукции. Постепенно мы развиваемся и заполняем открывающиеся вакансии.

— Андрей Викторович, компания «Викамед Текнолоджиз» — популярное место работы?

— Это не такой простой вопрос, как может показаться. Многие местные жители не верят в высокие зарплаты на нашем предприятии. Возим часть людей на работу из Ярославля. Плюс есть специалисты, которых мы приглашаем из других регионов. Поскольку то оборудование, на котором мы работаем, требует определенной квалификации. Для многих важна причастность к чему-то значительному. Для кого-то, кто потерял работу в период карантина, возможность трудоустроиться к нам стала счастливым случаем.

— В Гаврилов-Яме раньше были ткацкие производства, здесь должны остаться какие-то кадры...

— Понимаете, переучивать людей, когда они привыкли работать на определенном оборудовании, достаточно сложно. Мы надеемся в большей степени заинтересовать молодежь, мы готовы её учить новым технологиям и новым способам работы. Молодые люди более восприимчивы к новым технологиям. Если мы сумеем их привлечь и заинтересовать перспективами, то у предприятия будет достаточно стабильное будущее.

— Вы сказали «молодые люди». То есть у вас работа не только для женщин?

— У нас работают и мужчины. Это даже вызывает дополнительную внутреннюю конкуренцию. Труд здесь считается условно женским, и как только появляется хороший работящий мужчина, многие женщины говорят: как же это мужчина работает лучше? Такие неформальные производственные соревнования идут только на пользу предприятию.

— Вы начинали в Иванове, которое для многих ассоциируется со швейным производством...

— Наша продукция не шьется в прямом понимании этого слова. В основном, мы используем новые ультразвуковые технологии, которые позволяют делать более качественный продукт, чем тот, который сшит на прямострочной машинке. И качество продуктов совершенно другое.

— А как возникла идея такого производства?

— У меня четверо детей, и в определенный момент, когда жена в очередной раз рожала, мне захотелось сделать специальную одежду для врачей. Так и появилась идея нашей компании.

— Скажите, пожалуйста, когда вы стали частью территории опережающего социально-экономического развития, насколько помогали власти региона?

— Они и сейчас, как региональные, так районные и городские достаточно активно помогают. Но поначалу все складывалось для нас непросто, поскольку в 2018 году мы столкнулись с неплатежами и задержками в расчетах за поставленную продукцию со стороны государственных медицинских учреждений. Были и субъективные обстоятельства. Однако по прошествии этих двух лет могу сказать, что если бы мы в своё время не сделали шаг в Гаврилов-Ям, то, скорее всего, как компания не сохранились бы. В Иванове мы арендовали цеха, здесь же стали их собственниками. Своя территория помогает лучше организовать производство.

— Ваше предприятие выглядит необычно для инновационной компании — небольшой домик администрации и рядом цех еще, видимо, советской постройки.

— Да, снаружи патриархальность, а внутри — полностью технологически автоматизированное производство. В следующем году мы планируем начать возведение порядка 3,5 тысяч квадратных метров производственных площадей. И планируем достигнуть численности персонала примерно в 150 человек.

— В каком направлении вы планируете развиваться?

— Здесь очень многое зависит не только от нас, но и от государства. Если оно будет продолжать политику поддержки отечественных производителей, то, естественно, будем расширяться. Если конъюнктура будет удачно складываться — а наша продукция действительно сильно востребована на сегодняшний день — мы сможем конкурировать с китайскими и европейскими компаниями, в том числе на их территории. Главное, чтобы наше государство продолжило протекционистскую политику. Когда за спиной стоит государство, на внешних рынках ты себя чувствуешь лучше и увереннее. Наши основные мировые конкуренты имеют средний возраст около ста лет, а нам в этом году исполнилось всего два года. Поэтому есть куда расти. У нас есть планы по расширению товарной линейки — выпускать хирургические халаты, акушерские комплекты. Все зависит от рынка и спроса на такую продукцию. Плохо только, что появляется и контрафакт. Воруют товарный знак и ставят на явно некачественно пошитые изделия.

— А вашу продукцию тоже подделывают?

— Во время пандемии мы нашли компании в Ярославле, которые продавали контрафакт как нашу продукцию. Отличить это было несложно — мы используем ультразвуковые технологии, поэтому низкое качество подделок было сразу заметно.

— Мы знаем, что во время вспышки коронавируса в Гаврилов-Яме вы помогали с раздачей масок и средств индивидуальной защиты. Это была ваша инициатива или просьба районной власти?

— Это была наша инициатива. Мы здесь работаем, здесь живём — как же не оказать помощь? Особенно с учётом той ситуации, когда даже простых масок не было, и цены на них были космические. Поэтому мы решили раздавать каждую неделю нашу продукцию и жителям района, и медикам. Медикам дарили маски, костюмы, специальные салфетки. Таким образом мы говорили спасибо, что они нас лечили, нас защищали и не допустили широкого распространения этой инфекции. Мы передавали нашу продукцию не только в Гаврилов-Ям, но и в медицинские учреждения по всей области.

— Вы можете обеспечить вашей продукцией всю область?

— Если будет соответствующий спрос и заказ, да, сможем полностью, на 100 процентов, закрыть потребности медицинских учреждений. По маскам эта цифра меньше — 20-25 процентов, поскольку сюда приплюсовывается в качестве потребителей население.

Есть ли какие-то товары, которые можно считать вашими ноу-хау?

— Мы не производим эксклюзивной продукции. Да сейчас это и не нужно. Но могу сказать, что мы всегда стремимся быть на острие прогресса. Оборудование, которое мы используем в производстве нашей продукции — импортное. Это станки из Франции, Германии, Китая. К сожалению, пандемия показала, что российское машиностроение пока не готово к быстрому производству оборудования для изготовления масок и других средств индивидуальной защиты.

— Принято считать, что все производители средств индивидуальной защиты во время пандемии заработали очень большие деньги...

— Больших денег никто не смог заработать, это миф. Да, наша продукция подорожала, но и на сырье выросли цены. Для примера — до пандемии мы закупали резинку для производства масок, если на российские рубли перевести, за 300 рублей, а во время пандемии ценник на неё был порядка 3000. То есть наш уровень рентабельности практически остался прежним. Сырье и некоторые другие компоненты мы закупаем за границей. Во время пандемии в России работал только один завод, производящий резинку для масок. Мы организовали свое производство, и теперь мы можем производить до 25 миллионов метров резинки.

— Что еще изменилось во время пандемии?

— Мы модернизировали производство. Произвели замену определенных узлов и механизмов, и это позволило увеличить выпуск продукции. Если раньше мы выпускали на этих станках порядка миллиона единиц продукции, то теперь способны изготавливать до трех с половиной миллионов единиц в месяц.

— Вы говорили, что у вас сложное импортное оборудование и при этом недостаток кадров. А с техническим персоналом проблем не возникает?

— Проблемы решаем. Страна у нас большая, к нам приехали работать инженеры из Новосибирска, с бывших авиационных заводов.

— Чем вы их завлекали?

— Деньгами и возможностью интересной работы.

— Какая на вашем предприятии средняя зарплата?

— Во время пандемии она составляла 50-60 тысяч рублей. Но деньги — это еще не все. Важнее стабильность. У нашей компании нет спадов, мы всегда работаем со стопроцентной загрузкой, потому что пока существует государственное здравоохранение и медицинская система в целом, наша продукция будет востребована.

РаспечататьАндрей Козлов

МебельМаркт
ЖК Европейский дом
ЖК Арена
Адвокаты

Аэропорт Иваново

Депутат Дмитрий Яковлев — о заседании комитета по здравоохранению

© 2011 — 2020 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика