ТРОЙКА_РЕД
Альфа_мед

Артем Молчанов: Должность мэра Ярославля — это серьезная проверка на прочность

В 2022 году Ярославлем руководили три человека: Владимир Волков покинул пост мэра в мае, после него с приставкой «и.о.» к обязанностям приступил Илья Мотовилов, а осенью депутаты муниципалитета избрали полноправным градоначальником Артема Молчанова, который до этого работал заместителем председателя регионального правительства.

ЯРНОВОСТИ решили поближе познакомиться с Артемом Владимировичем, чтобы понять, надолго ли он здесь и осознал ли уже масштаб городских проблем. 

— Артем Владимирович, давайте начнем с простого вопроса: а вы вообще хотели мэром быть? Вы приехали работать в команде губернатора, заняли должность заместителя председателя правительства, наверняка у вас были планы по дальнейшему развитию карьеры — и вдруг мэр Ярославля...

— Ответ будет еще проще: если бы не хотел, никогда бы не согласился. К тому же здесь не было никакого «вдруг»: после ухода Владимира Волкова наша команда стала обсуждать возможные кандидатуры, рассматривать различные варианты... Не скрою, я предполагал, что решение будет именно таким. Я курировал город в правительстве, помогал в реализации национальных проектов и губернаторского проекта «Наши дворы»; словом, буквально с первого дня, когда я сюда приехал, я был так или иначе связан с Ярославлем.

Я представляю, что такое работа на местном уровне: десять лет жизни отданы управлению по делам муниципальной собственности администрации моего родного города Кирова.

Для меня должность мэра Ярославля — это серьезная проверка на прочность, но при этом и возможность проявить себя, выложиться по полной программе. Город сложный, и я хорошо понимаю, что работа мэра зачастую неблагодарная. Но это вызов, который я принял.

— Многие ярославцы хотели бы видеть на посту мэра местного. А получилось, что в позапрошлом году после разгрома «Единой России» на выборах в Госдуму одни варяги вынуждены были уехать, а на их место приехали другие...

— Да, скифы — мы, да, азиаты — мы... Про варягов, насколько я помню, Александр Блок ничего не писал. А если серьезно, я не понимаю, как человек, родившийся и выросший в своей стране, может в какой-то ее части чувствовать себя чужим, или его могут воспринимать как чужого. С чего вдруг?

— Логика очень простая: у местного руководителя здесь родня, школьные и университетские друзья, ему и его детям здесь жить; надо, чтобы землякам было не стыдно в глаза смотреть. А варяг — в любой момент собрал чемодан и уехал.

— Далеко?

— В Москву, например. Карьеру продолжать...

— Слушайте, это какое-то устаревшее представление. В наше время невозможно переехать в другой регион и сказать: «Всё! Вот здесь я начну карьеру с чистого листа». Интернет, как мы с вами знаем, помнит все, и коллеги на новом месте обязательно поинтересуются, что за человек к ним приехал и надо ли вообще с ним выстраивать отношения.

Хочу сказать, что я и моя семья не чувствуем себя в Ярославле гостями. Когда мы родственников к себе приглашаем, мы говорим: «Приезжайте к нам домой». Сын в ярославскую школу перешел...

— В какую?

— В 49-ю, но я вам этого не говорил (улыбается). Он у меня старается сохранять инкогнито, не рассказывает никому, кем отец работает. Я его за это уважаю, хотя, должен признаться, я его ничему такому не учил. Он у меня в мороз, например, ходит пешком до школы. Категорически отказывается, чтобы я его куда-то возил. Говорит: «Буду ходить пешком или ездить на автобусе». С другой стороны, он, наверное, хочет, чтобы у него было больше возможностей пообщаться с ребятами после школы.

— Как оцениваете наследство, оставленное вам предшественниками?

— В Ярославле очень много интересных начинаний. Например, город может считаться одним из лидеров инициативного бюджетирования, когда жители сами предлагают, куда направить часть средств. Есть хорошие проекты по благоустройству городской среды, те же «Наши дворы».

Разумеется, есть куда развиваться. Нужны понятные программы и сроки, нужна система. Можно каждый день работать в ручном режиме, проводить планерку в семь утра, а потом вечером собирать информацию, направлять, скажем, ту же снегоуборочную технику из одного места в другое. Но долго так не получится: и люди устанут, и от ошибок такой подход не страхует.

— Насколько мне известно, ярославский губернатор именно так и работает.

— Да, сейчас Михаил Яковлевич пытается решить все проблемы сам. Ему тяжело, это правда. Но при этом он все равно выстраивает систему, которая рано или поздно заработает, я в этом уверен.

— Раз уж вы упомянули о снегоуборочной технике, согласитесь, что решение вашего предшественника Владимира Волкова сделать муниципальный «Горзеленхозстрой» единственным оператором, отвечающим за уборку основных городских дорог, было правильным...

— Безусловно! Когда имеешь дело с бюджетным учреждением, его можно дополнительно профинансировать, можно давать ему оперативные поручения, корректировать его работу. Если бы мы взаимодействовали с частными подрядчиками, эти вопросы решались бы гораздо дольше.

Приведу пример: у нас в 2022 году «Горзеленхозстрой» был профинансирован на 80%, то есть половину ноября и декабрь — зиму! — мы оставались без денег. Пескосоляную смесь и «Бионорд» (противогололедный реагент — прим. ЯРНОВОСТИ) мы покупали за счет лимитов 2023 года. Но ведь так можно попасть в ловушку: в 22-м за счет 23-го, в 23-м за счет 24-го, а потом и не останется ничего. Здесь нам пришло на помощь правительство области, на этот год мы профинансированы полностью.

— Кадровые проблемы решить удалось? Мы и наши коллеги не раз писали о нехватке дорожных рабочих и трактористов.

— Справляемся. Мы договорились, что мы сейчас повышаем зарплату рабочим — вводим зимний коэффициент. Это позволило принять дополнительных людей. Если в начале зимы у нас было 200 вакантных мест из 300, то теперь ситуация кардинально изменилась: у нас две трети штата укомплектовано. Если говорить о специалистах, то у нас в ближайшее время приступят к работе те ребята, которых «Горзеленхозстрой» направлял на курсы трактористов.

Водитель, работающий на тракторной щетке, гарантированно получает около 50 тысяч. Если у него есть переработки, удлиненные смены, то больше. Кроме того, решаем вопрос с общежитием, чтобы удержать людей. Впрочем, ручной режим управления пока сохраняется, это минус.

— По наследству вам достался и гигантский муниципальный долг. Город закредитован почти на 90%.

— Сейчас долговая нагрузка составляет 6,9 миллиардов. Если брать в расчет собственные доходы Ярославля, примерно 90%, да. Не так давно было принято стратегически важное решение: перейти от коммерческих долгов к бюджетным, казначейским. Область была хорошо профинансирована федералами на замещение коммерческих займов. Таким образом, мы сегодня должны областному бюджету, тот — федеральному, но под очень низкую процентную ставку. По сути, мы зафиксировали эти 6,9 миллиардов и бюджет формировали без роста или снижения долга. 2023 год проживем так.

— На бюджетную амнистию рассчитываете?

— Конечно. Мы сегодня не накапливаем долги, мы вышестоящим бюджетами демонстрируем: смотрите, мы остановились. При этом мы обеспечиваем выполнение всех обязательств. И школы, и детские садики строим, и дорог мы в этом году сделаем огромное количество — 36 километров. Больше двух миллиардов рублей уйдет только на дороги. Разумеется, для этого мы сократили расходы, связанные с организацией деятельности органов власти, с приобретением оргтехники. Но сделали это так, чтобы не останавливался рабочий процесс.

— В связи с этим не могу не спросить о провозглашенной Михаилом Евраевым оптимизации чиновников. Уже решили, с кого начнете?

— Главное — избежать чисто арифметического подхода. Знаете, по-пионерски отрапортовать: «Поручение губернатора выполняется. Все департаменты и управления сокращены на 33%». Так не годится. Мы сейчас смотрим в первую очередь на те подразделения, которые имеют дублирующие функции. Мне например, непонятно, зачем городу несколько предприятий, занимающихся сдачей имущества в аренду. А одна структура это делать не может? И здесь можно говорить об оптимизации как минимум управленческого персонала без ущерба для тех, кто непосредственно занят процессом.

— С ярославцами общаться успеваете? Я сейчас не о рабочих поездках или приеме горожан, а о каких-то неформальных встречах.

— Не так часто, как мне бы этого хотелось. Но знаете: прошлым летом я иногда бегал по набережной по утрам, и вот ты бежишь, а навстречу тебе — улыбающиеся люди, кто-то крикнет «привет», кто-то просто рукой помашет. Я такого раньше не встречал, настроение сразу поднимается. Причем я же был не самой публичной фигурой, кто зампреда правительства знает в лицо, кроме коллег или журналистов? То есть они это делали просто так, от души. Это здорово, конечно!

— Традиционный для ЯРНОВОСТЕЙ вопрос: что читаете?

— Пелевина почти всего прочитал. Из последнего — «Ночь в Лиссабоне» Ремарка. Кстати, эту книгу мне сын подарил. Я ему недавно дал почитать «На Западном фронте без перемен», ему понравилось.

— Актуальная вещь в наше время...

— Еще какие-то профессиональные вещи стараюсь читать. Например, «Цифровую революцию».

— Ушедший год был, мягко говоря, непростым. Можно ли рассчитывать на что-то позитивное в наступившем?

— О дорогах я уже сказал. Могу лишь добавить, что в идеале нужно делать 50-60 километров ежегодно в течение трех лет. Тогда у нас в нормативном состоянии будут 85% дорог. За этот результат стоит побороться.

Очень надеюсь, что мы сдадим школу на Пашуковской и детский садик в том же Дзержинском районе. Причем мы рассчитываем сделать это не к концу года, а к первому сентября. Начнем строить две новые школы — на Большой Федоровской и Московском проспекте. Будут и пристройки к уже существующим школам, но это задача нескольких лет. В конечном итоге, если все пойдет по плану, мы сможем сократить вторую смену до минимума.

А еще я уверен, что систему благоустройства и уборки города мы наконец-то превратим в отлаженный и точный механизм.

Беседовал Антон ТУМАНОВ

Распечататьмэр ЯрославляАртем Молчанов

МебельМаркт

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2023 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика