Новая запись 226
Движение без опасности

Айрат Тухватуллин: В Ярославле — уникальное отношение к театру

В этом году Волковский театр отмечает очень серьезный юбилей — 270 лет со дня основания. Он мог бы встретить его объединенным с питерской Александринкой. Ярославцы хорошо помнят эту скандальную историю — и именно благодаря ярославцам она закончилась провалом.

Из-за пандемии коронавируса волковцам не до громких торжеств. Но жизнь в старейшем театре страны не замерла: продолжается ремонт сцены, а артисты готовятся к новому — 271-му — сезону. О том, каким он будет и что ждет зрителей не только на сцене, ЯРНОВОСТИ беседовали с директором Первого русского Айратом Тухватуллиным.

— Айрат Рашитович, начнем издалека, с того самого скандала вокруг объединения Волковского и Александринки. Вы тогда еще не работали в Ярославле и ситуация не касалось вас напрямую, но всё же — как восприняли всю эту историю?

— Лично я был против, но о своей позиции нигде не объявлял. Это действительно была не моя история. Любое объединение — это, наверное, хорошо для какой-то из сторон, но только если речь идет не о таком уникальном явлении, как первый драматический театр  России.

— Вот все говорят «уникальный»… Волковский уникален только тем, что он первый?

— Нет, конечно. Я не видел ни одного города России, где бы так любили свой театр, где бы о нем говорили «наш». Не Волковский, не Первый русский, а вот именно «наш».

Когда я только стал директором театра, мне пришло письмо, написанное от руки на тетрадном листке. Видно, что очень пожилой человек писал. На память я, может быть, не совсем точно воспроизведу содержание…

«Дорогой Айрат Рашитович. Я узнал, что вы стали новым директором театра. Мне 89 лет и я попросил своих внуков и правнуков узнать в интернете о вас, они узнали, что вы хороший человек. Поэтому я решил вам написать…».

И он написал мне историю жизни театра, начиная с тридцатых годов — как в театр приходил, когда был школьником, как было в театре, когда была война, что он познакомился с женой в этом театре, что они постоянно ходили с женой в театр. А в конце он очень просил его беречь.

— Но беречь ведь нужно не только традиции, но и само здание. А с этим, как нам известно, большие проблемы. В своё время Валерий Сергеев (директор театра в 1995-2007 гг. — прим. ЯРНОВОСТЕЙ) показывал нам подвалы Волковского и говорил, что фундамент постепенно размывается…

— Да, со стороны улицы Ушинского течет подземная река. Когда в XIX веке строили набережную, рассчитывали на один уровень воды, а он гораздо выше, и поэтому там постоянно идёт подмывание фундамента. Эти проблемы частично устранены предыдущими руководителями Волковского, но глобально они остались.

Сейчас мы совместно с министерством культуры ведем переговоры о глобальном комплексном проектировании, куда будет включен весь объём работ по гидроизоляции и укреплению фундамента.

— Не так давно художественный руководитель Волковского Сергей Пускепалис поделился с журналистами планами реконструкции зрительного зала. Многие восприняли его слова так, что публику будут делить на два вида — побогаче и победнее. Первым — ложи, вторым — галёрка…

— Его не совсем правильно поняли. Речь идет о том, чтобы приблизить театр к его историческому виду. Ложа ведь всегда была тем местом, где можно не только посмотреть спектакль, но и показать себя. Почему они и располагаются почти перпендикулярно сцене.

Вспомните всеми нами любимого Александра Сергеевича Пушкина, «Евгения Онегина»: театр уж полон, ложи блещут… Евгений Онегин тоже приезжал показать себя, а заодно посмотреть па-де-де своей любимой танцовщицы.

— Вам с худруком комфортно работать?

— Не просто комфортно — я в восторге. Поверьте, говорю это совершенно серьезно. Пускепалис — это мечта любого директора: он слышит, слушает и прислушивается. Мы постоянно находимся в режиме эффективного диалога, так что компромисс — не проблема.

— Вы как-то влияете на репертуарную политику театра? Можете сказать худруку: давай поставим эту пьесу, она будет хорошо продаваться? Вопрос с подвохом — насколько репертуар зависит от коммерческих соображений?

— Ну, я вам сейчас этот подвох разобью. Культура сегодня — это сфера услуг, которая, разумеется, предполагает зарабатывание денег. Вот если мы берём заработную плату, например, то финансируется государством она только процентов на 40-50. А остальное — деньги, которые зарабатывает театр за счет продажи билетов.

Зритель всегда голосует рублем. Спектакль, который приносит деньги, может быть, не всегда является высокохудожественным. Но мы должны балансировать между чистым искусством и развлечением. Помимо глобальной культурной миссии, театр должен в любом случае привлекать зрителя. Я считаю, что в нашем репертуаре сейчас нет спектаклей, за которые нам было бы стыдно.

— Вернемся к новшествам. Приближение театра к историческому облику — это, безусловно, важно, а делается ли что-то для удобства артистов и зрителей?

— Конечно. Мы провели капитальный ремонт планшета сцены. Сейчас он весь выровнен, отшлифован и имеет глубокий чёрный цвет. Это удалось благодаря новой технологии. Мы покрывали этот планшет не краской, как раньше делали, а специальным противопожарным маслом чёрного цвета. Оно въелось глубоко, и это позволит нам, я надеюсь, не увидеть на сцене в середине сезона царапин и сколов.

На бельэтаже переставили кресла и изменили уклон, чтобы сзади сидящие видели сцену, а не затылки других зрителей. Все отмеряли с помощью линеек, с помощью лазерных указок. Надеюсь, что успеем и в партере переставить кресла — современные, но приближенные к историческому облику Волковского.

— Сегодня Первый русский попал в лонг-лист престижной международной премии «Звезда театрала». Не скроем, вся редакция ЯРНОВОСТЕЙ уже проголосовала за Волковский на сайте премии. Потому что это и наш театр тоже — так же, как и всех ярославцев. Расскажите нашим читателям о «Звезде театрала» чуть подробнее.

— Это премия зрительских симпатий, самая непредвзятая и честная. Я считаю, сама ее идея — потрясающая! Чем она хороша — любой пользователь интернета в любой точке мира может сам вписать свой любимый спектакль, увиденный на подмостках любимого театра. Выразить мнение: какой театр — лучший, какой режиссер в этом году был самым ярким, выбрать мужскую или женскую роль. Всего — 25 номинаций. И это прекрасно, что наш театр попал в лонг-лист сразу в трех: «Лучший спектакль большой формы», «Лучший иностранный режиссер» и «Лучший региональный театр».

РаспечататьВолковский театрАйрат Тухватуллинзвезда театралаПервый русский

МебельМаркт
ЖК Европейский дом
ЖК Арена
Адвокаты

Аэропорт Иваново

Депутат Дмитрий Яковлев — о заседании комитета по здравоохранению

Директор «Управдома Дзержинского района» Сергей Сенькичев: «Проблемы решаем сообща с жителями»

© 2011 — 2020 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика