Новая запись 226
Движение без опасности

Бунт обделенных: главврач Ярославской областной стоматологической поликлиники объяснила жалобы сотрудников

Ранее в редакцию ЯРНОВОСТЕЙ поступило обращение от врачей  Ярославской областной стоматологической поликлиники. Его составители обвинили главного врача Елену Дробышеву в том, что по ее вине во время пандемии в медучреждении отсутствуют средства индивидуальной защиты. Кроме того, авторы письма утверждают: с приходом нового руководителя стало невозможно работать, многие квалифицированные кадры уволились, а на тех, кто остался, администрация точит зуб. Журналист ЯРНОВОСТЕЙ отправился в поликлинику, чтобы узнать, так ли это на самом деле.

— К коронавирусу не был готов никто, но материалов у нас хватало, — рассказала Елена Валерьевна. — К пандемии мы подошли с полным запасом масок и перчаток, ведь контракты мы заключали еще в конце 2019 года — с расчетом на год вперед. Сегодня мы готовимся к осенней волне — разыграно два аукциона на маски и перчатки.

В это непростое время Ярославская областная стоматологическая поликлиника приняла десятки тысяч пациентов из Ярославля, больных из области и гостей нашего региона. Помощь оказывали даже тем, кому почему-то отказывали в клиниках по месту жительства.

— Когда другие стоматологические отделения закрывали, потому что больницы были перепрофилированы, мы взяли все объемы на себя. У нас был и Заволжский район, и Красноперекопский, и Фрунзенский — мы не отказывали просто никому, — вспоминает главврач. — Мы оказывали экстренную и  неотложную  стоматологическую помощь, но, когда начинаешь лечение зуба, понимаешь, что через 10 дней надо, грубо говоря, достать мышьяк — пациент приходит снова. Теперь надо нерв убирать, потому что иначе он будет гнить. Мы доводили дело до конца, потому что незавершенное лечение — это угроза жизни.

По словам Елены Валерьевны, были дни, когда уже в 11 утра в очереди было по сто человек. А регистраторы — люди преклонного возраста — ушли на самоизоляцию:

— Тогда я и мой начмед помогали выдавать карты, перенаправлять, маршрутизировать...

Много пациентов в клинике и сегодня. При входе им бесплатно выдают бахилы, а непосредственно в стоматологическом кресле — салфетки, чтобы процедуры проходили комфортно.

Врачи — в перчатках, масках и шапочках. Пакеты отходов класса Б, о которых говорили составители письма, в каждом кабинете.

— Пакеты отходов класса Б находятся в закрытых ведрах с дезсредством. Не нужно их путать с теми, что находятся у кресла. Пациент сплевывает в плевку, которая должна обрабатываться. Чтобы облегчить работу уборщиц, мы покупали одноразовые пакеты-маечки. На определенный период они закончились, мы заменили их другими пакетами, но это — не обязательное условие для оказания медицинской деятельности, — пояснила ЯРНОВОСТЯМ Елена Валерьевна.

По словам главного врача, у некоторых сотрудников могло сложиться впечатление, что чего-то не хватает, потому что у них пропала возможность пользоваться средствами безгранично и в личных целях. С приходом нового руководителя считать начали всё — и расходные материалы, и кассу.

— Очень многое за прошедшие годы было использовано нерационально. Теперь это не так, — настаивает собеседница.

Именно это, по ее мнению, и сподвигло сотрудников, недовольных политикой нового руководителя, составить письмо с обвинениями, а кое-кто даже уволился.

— Да, у нас произошла смена кадров. Некоторые сотрудники открыли свои частные клиники. Думаю, вы понимаете, что на зарплату они не смогли бы это сделать. Многих я просила остаться, кого-то пыталась убедить, что от них зависит будущее клиники, — говорит Елена Дробышева. — Некоторые просто ушли на пенсию, кто-то из ветеранов старше 65 расстался с нами, опасаясь за свое здоровье. Но наша команда пополнилась молодыми специалистами. И наши двери открыты для новых сотрудников.

Хлопнув дверью, клинику покинули сотрудники, пойманные на коррупции.

— В кабинетах установлены камеры. У одного врача стоматолога-ортопеда, с которым мы расстались, было по десять человек в кресле за день — и ни одного кассового поступления. Мы поговорили с пациентами и узнали много интересного. Врач же сказал: «Я всю жизнь так работал и не собираюсь работать иначе. Не лезьте в мой карман». Когда я сказала, что теперь все изменится, он сам принял решение. И не он один — по той же причине.

Вместе с тем, как утверждает Елена Валерьевна, зарплаты у врачей соответствуют уровню рынка частных клиник.

— Мы провели анализ по частным клиникам города, чтобы понять, сколько сотрудники получают на руки, и привели свой процент от платных услуг на тот же уровень. На период коронавируса зарплата была максимально сохранена всеми возможными способами, — говорит главврач.

Более того, были увеличены и стимулирующие выплаты тем, кто принимает первый удар на себя, и тем, кто заботится о дезинфекции помещений поликлиники.

— На время пандемии таким категориям, как уборщицы и регистраторы, стимулирующие выплаты были повышены. Потому что они — на передовой, — говорит Елена Валерьевна. — Эти уровни сохраняются до сих пор.

Что касается ремонта — ржавые трубы, старая медицинская мебель и дырявый пол — это история не одного дня. Поликлинике 35 лет. Чтобы произвести замену требуются деньги, которые можно задействовать только из средств платной деятельности.

— В период пандемии доходы упали очень сильно, ежемесячные потери — порядка 12 миллионов, — говорит главный врач. — Наложилось и объединение поликлиник, произошедшее в прошлом году. На счетах у них был ноль, а кредиторская задолженность по два миллиона у каждой. Соответственно, мы гасили чужие долги, выводили зарплаты на уровень  дорожной карты и восполняли склады. В этом году планировали развитие и ремонт, но пандемия внесла свои коррективы.

Распечататьярославская областная стоматологическая поликлиникаЕлена дробышева

МебельМаркт
ЖК Европейский дом
ЖК Арена
Адвокаты

Аэропорт Иваново

© 2011 — 2020 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика