трубы
Альфа_мед

Диагноз экс-директору «Русьхлеба» поставит областной суд

3 апреля Ярославский областной cуд начнет рассмотрение очередного дела, касающегося бывшего директора «Русьхлеба». Напомним, на протяжении пяти лет экс-руководитель предприятия Александр Зайченко пытается вернуть акции, которые он, якобы находясь в беспамятстве, подарил членам своей семьи.

Родственники судятся уже шестой год. В конце 2009 года Александр Михайлович объявил себя психически больным и даже недорого купил соответствующую справку. Сам психиатр уже сознался, что справку выдал по просьбе обратившегося к нему Зайченко, отчетливо сформулировавшего цель ее приобретения: признание невменяемым. Самые старательные меры защиты предпринимают адвокат и её муж - семья Старостиных, своевременно разглядевшие в пенсионере Зайченко "хорошего" клиента.

Они же усиленно оберегают его от объективной экспертизы, которую необходимо провести однократно и выяснить, в каком же состоянии находился Александр Зайченко в действительности на момент дарения акций.

4 февраля судья Валентина Барышева отказала обратившейся в суд бывшей жене Зайченко в пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. А они, надо сказать, весьма любопытны: как мы уже говорили, врач Петров по всей форме написал явку с повинной и признался в том, что справку о психическом заболевании "пациента" Зайченко оформлял за вознаграждение. Но судья Барышева почему-то этот факт проигнорировала, тем самым самостоятельно определив, что здравствующий на настоящий момент бывший руководитель «Русьхлеба», находясь в судебных процессах вот уже 5 лет, действительно страдал и страдает психическим расстройством, и перепроверять это нет необходимости.

То есть суд, первоначально 02.06.2010 года приняв во внимание показания Петрова А.Л. и сочтя их обоснованными и значимыми, положил их в основу для вынесения решения, а теперь заявляет, что указанные в основании решения обстоятельства (показания Петрова!) не имеют существенного значения. Вот это да! У судьи Барышевой получается, что судом в заседаниях рассматривались и указывались в протоколе несущественные обстоятельства, не имеющие отношения к делу. Тоже игрушечки. Но ведь за ними стоят обстоятельства жизни людей.

Согласится ли с этим смелым утверждением Барышевой областной суд?

ЯРНОВОСТИ неоднократно писали об этом хитроумном деле – ведь речь идет о судьбе некогда успешного ярославского предприятия, которое в 2008 году «благодаря» собственнику Александру Зайченко оказалось на грани банкротства. Подробно рассказывалось о сопровождающих дело обстоятельствах. До сих пор «Русьхлеб» не может оправиться от действий бывшего руководителя.

А двоякость этой  ситуации в том, что человек, приведший к краху процветавшее предприятие, осуществлявший управление заводом и заключавший миллионные контракты, утверждает, что руководил заводом, «не осознавая характер своих действий», будучи психически неполноценным.

И убедил-таки суд, что «его действия сопровождались масштабными провалами в памяти». Правда, действия им указаны выборочно, и только те, которые лично ему удобно «не помнить», но для судов это, как выясняется, незначительные мелочи.

Но такая «забывчивость» для бывшего директора «Русьхлеб», который неоднократно привлекался к уголовной ответственности и даже получил условный срок, далеко не нова, взята им за норму в действиях и стала одним из способов обогащения. Зайченко внедрил проявление «неосознанности в нужные моменты» и умение расчетливо пользоваться «забывчивостью» в практику делового общения, в среду коррумпированных чиновников, найдя себе достойных помощников, сформировав прочные связи. Об изобретательности Александра Михайловича можно писать романы.

Роман с Промсвязьбанком. В декабре 2007 года Александр Михайлович выступил поручителем в «Промсвязьбанке» по кредитам на сумму 800 000 рублей и 1 млн 500 тыс. рублей. Кредит с процентами должен был быть возвращен в срок до 28 декабря 2012 года. Оплата своевременно не поступила, и по истечении срока исполнения договора представители банка обратились в суд.

И тут Александр Зайченко крайне удивился: о кредитном договоре, по которому он выступал поручителем, ничего не знал, не подписывал и даже мыслей таких не имел. Не помнил даже, что когда-то бывал в подобном заведении, ноги его в банке не было. Специалиста, который готовил договор, в глаза не видел, требований об уплате задолженности по кредитному договору никогда не получал. А далее вообще наговор какой-то, т.к. «при обозрении в судебном заседании подлинника договора поручительства, я убедился, что подпись в договоре не моя, расшифровка подписи выполнена не мною» - пишет Зайченко А.М. в своем заявлении и, естественно, просит признать договор поручительства недействительным.

Освежить память Александру Михайловичу помогло предъявленное заключение судебной экспертизы, из которого следует, что подписи в договорах поручительства выполнены лично А. М. Зайченко. Таким образом, суд требования ОАО «Промсвязьбанк» удовлетворил. Но роман-то ведь о двух участниках, и он окончился тем, что банк, похоже, ему этот долг простил! Приемы с временной потерей памяти, когда человек не помнит визитов в банк, администрацию или вдруг перестает узнавать собственную подпись под договором поручительства, дарения - это обычные игрушечки, и заявление о собственной невменяемости, равно как и купленная справка о психической болезни - тоже просто забавные игры пенсионера.

Проверяется же все, когда дело касается денег, которые должны ему. На самом деле Александр Михайлович, если верить собственноручно написанным им же документам, обладает хладнокровной расчетливостью и великолепной памятью и кое-что помнит, например, где деньги лежат. В обращении, составленном им собственноручно, он требует от «Русьхлеба» немедленно выплатить ему заработную плату за 2007- 2008 гг. и «произвести оплату за время вынужденного простоя за 2008-2009 гг.». Речь идет всего о 2 165 935,62 рублей, сумма выверена им до копеек, и он о них точно помнит. Получается, он обладает вполне здравым умом и великолепной памятью на обстоятельства, сопровождавшие его деятельность на предприятии. И на деньги, которые можно получить. И все это одновременно.

Впрочем, желая в полноте осуществить свои масштабные замыслы, бывший директор целенаправленно формирует вокруг себя достойное своего доверия окружение, готовое к участию в различных хитрых схемах.

Роман внутризаводской. Впрочем, не стоит приписывать все «заслуги» одному Александру Михайловичу. Надо отдать должное и Галине Петровой.

Бывшая сотрудница и доверенная Александра Зайченко в делах завода некая Петрова, приехав в Ярославль в поисках работы, заработала «честным» трудом на производстве «Русьхлеб» несколько десятков миллионов. Когда Александр Михайлович обратился к ней за помощью, она 15 миллионов рублей из имеющихся легко ему «одолжила».

Через некоторое время Галина Петрова  через суд решила получить с Зайченко двадцать два миллиона. Скажите, где психически больной безработный пенсионер возьмет на её обеспечение эти сверхзаявленные 7 миллионов? Кировский районный суд не препятствовал, обстоятельства исследовать не стали, долг признали.

Роман с семьей адвоката. Дружит крепко Зайченко и с адвокатом Галиной Старостиной. Ее мужу он передал все свои сбережения: права требования по всем искам, требования к «Русьхлеб» и даже средства, которые будут поступать в будущем, оформив это документально. Среди них и деньги, которые должен был вернуть Петровой.

В чем же заинтересованность четы Старостиных иметь «забывчивого дедушку»? Она очевидна и имеет стоимость – несколько десятков миллионов рублей

Эта безвестная ранее героиня - адвокат Старостина Галина - так влилась за пять лет в многомиллионные притязания Александра Зайченко к "Русьхлебу" и его бывшей семье, что и сама этого не отрицает. Её личные слова: «Я по этому делу так закрутила гайки, так далеко и глубоко, что их никто не сможет раскрутить». Что же за закрутка обстоятельств, что даже Следственный комитет во главе с Олегом Липатовым пока не смог довести до финала расследование в отношении Александра Зайченко по уголовному делу о мошенничестве в особо крупном размере, ст. 159 ч.4? Кто же помогает закрутке таких двойных стандартов?

Лишь некоторые  дословные высказывания Галины Старостиной: «На меня давления никакого нет с его стороны, пока у меня есть доверенность от Зайченко, я сама могу иметь давление на своего клиента» уже говорят о действиях без осведомленности клиента и личной заинтересованности в результате «любой ценой».

Со слов юристов, есть любопытное обстоятельство: в интересы Старостиных не входит, чтобы «Промсвязьбанк» и остальные кредиторы получали с ее клиента Зайченко долги. Отчего же? Да все просто: Александр Зайченко, судя по всему, даёт фиктивные расписки мужу Галины Старостиной (Старостину В.А.) в том, что брал у него в долг многомиллионные суммы - 28 000 000 рублей. И получается очень славно: все деньги, которые Александр Михайлович выигрывает в результате многочисленных судебных разбирательств, идут вовсе не на погашение его долга перед «Промсвязьбанком» (130 млн. рублей), не гражданской жене Петровой, а остаются «в семье» Старостиных. Старостин В.А. их получает как «кредитор» - обеспечитель счастья клиента жены.

К слову, Старостин В.А. уже получил по уступке Зайченко А.М. более 20 млн. рублей с «Русьхлеба». Интересно, налоги заплатил?

Рискнем предположить, что авторство этой хитроумной схемы принадлежит Галине Старостиной. Хотя и муж у неё является руководителем крупной ярославской организации и, возможно, не менее изобретателен. Остальные, реальные кредиторы Александра Зайченко остаются ни с чем. Но очередь до них, видимо, не дойдет никогда – «гайки-то закручены».

Представители противоположной стороны, с которой судится за акции Александр Зайченко, уверены: он здоров психически. Понимание им вопросов, оспариваемых в судебных процессах, постоянное повышение осведомленности о происходящем, поиск новых «лазеек» указывает на его полную вменяемость. Ну а если частично ориентирующегося в происходящем инвалида к благополучному разделу денежных средств семьи тянет доброжелательный поводырь, формулируя за него иски и претензии, ставя вместо него подписи на документах, то вопрос напрашивается сам: не формируется ли кем-то сознательно неосознанность его действий?

Надеемся, что областной суд учтет все обстоятельства, сопровождающие данное дело, и сочтет необходимым провести новую экспертизу, чтобы выявить реальное психическое состояние Александра Зайченко.

Между тем о многострадальном ООО «Русьхлеб» на прошлой неделе говорили в областной прокуратуре. Общество уже не в первый раз возглавило черный список предприятий-должников по заработной плате. Долг «Русьхлеба» перед работниками превысил 7 миллионов рублей. Думается, что во многом это последствия работы якобы «невменяемого» экс-руководителя Александра Зайченко, который никак не может оставить в покое завод.

РаспечататьЯрославльсудРусьхлебЗайченкодиагнозобластной

ЖК Арена
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2021 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика