Новая запись 226
Движение без опасности

Григорий Родин: «Я бы приехал в Россию и выступил в суде, если там будут слушать мои доводы»

Сейчас Григорий уже находится в Германии – в Дрездене. Именно оттуда 3 марта он вместе с главным редактором «Переселенческого вестника» Евгением Гептиным отправился в Днепр для встречи с губернатором.

– В Польше на пункте пропуска Гжешов Краковец я подал документы – синий паспорт, выданный Германией на основе Женевской конвенции 1951 года. Этот документ выдается людям, получившим статус политического беженца. Также я предъявил вид на жительство в Германии, а через 15 минут меня задержали. Польские пограничники отвели меня в камеру, сообщив, что я нахожусь в розыске и моей выдачи требует Российская Федерация. Я стал им объяснять, что уже получил политическое убежище в Германии, а в ответ услышал: «Здесь не Германия, здесь Польша и у нас свои законы».

Родина отвезли в КПЗ и держали там 2 суток. Позже прокурор сказал, что других вариантов, кроме ареста, у него нет, потому что у Григория не было с собой никаких документов кроме паспорта. На следующий день состоялся суд первой инстанции, который принял решение об аресте на 7 суток.

– Мне сказали: «Если в течение 7 суток российская сторона не пришлет никакой запрос, то мы тебя отпустим». 10 марта я уже думал, что скоро поеду домой, но мне принесли письмо о том, что мой арест продлен на 33 дня. Оказывается, 8 марта Генпрокуратура РФ обратилась к прокурору польского города Пшемысль с просьбой о продлении моего ареста, а Россия за это время пришлет документы на мою экстрадицию.

Григорий Родин уже довольно давно страдает от онкологического заболевания. Каждый день ему необходимо принимать лекарства, а раз в месяц делать дорогостоящий укол.

– Я стал объяснять, что укол стоит 3,5 тысячи евро, а по закону арестовавшая человека страна обязана его лечить. Мне сделали УЗИ и начали медицинские проверки. В то же время мы предоставили переведенные на польский язык документы о том, что Германия признала меня политическим беженцем, и есть отказ от экстрадиции по медицинским показателям.

К этой истории подключились журналисты, общественники, чиновники. Заинтересовался ей и консул Германии в Польше. А еще через некоторое время, благодаря вмешательству адвоката, Григорию все же удалось выйти на свободу.

– Вопрос экстрадиции еще будет решаться судом второй инстанции, а затем еще и министром юстиции Польши. Если на каком-то этапе будет принято решение об отказе, то никакой экстрадиции не будет.

Впрочем, Григорий Родин совсем не против приехать в Россию по собственной инициативе. Но при условии, что его выслушают.

– Какой я коррупционер? Я бы приехал в Россию с удовольствием и выступил бы в открытом суде, если бы я был уверен в том, что суд будет слушать мои доводы. Но такой уверенности у меня нет. Я видел, как суд действовал в отношении Евгения Урлашова, когда была целая куча процессуальных нарушений, но суд их просто не принял во внимание. Как я, больной раком человек, могу после этого быть уверенным в том, что меня кто-то будет слушать.

Напомним, что Григория Родина обвиняют в незаконном и необоснованном начислении себе поощрений, премий и материальной помощи на общую сумму около 472 тысяч рублей. В марте 2014 года экс-директор ИРСИ был объявлен в международный розыск. Сам Григорий Родин виновным себя не считает.

– Я не понимаю, зачем они меня пытаются ловить. В приватных беседах оперативники и сотрудники прокуратуры говорили мне, что никакого дела нет. Но кто-то постоянно писал письма и просил возбудить в отношении меня уголовное дело. Три проверки не выявили никаких нарушений. Я спокойно работал, имея устную договоренность с тогдашним заместителем мэра Олегом Виноградовым, который эту договоренность под аудиозапись подтвердил журналисту Штефану Шоллю. Он готов это подтвердить в суде, что было устное согласование. В статье 159 Гражданского кодекса РФ четко написано о том, что устные формы согласования допускаются российским законодательством, если обе стороны их признают. Я признаю, Виноградов – тоже. Мы оба решили, что будем работать без лишних бумажек. Я считаю, что в моем деле полностью отсутствует состав преступления, потому что нет преступного умысла.

На фото: Григорий Родин и Евгений Гептин

РаспечататьГерманияарестГригорий РодинИРСИПольша

МебельМаркт
ЖК Европейский дом
ЖК Арена
Адвокаты

Аэропорт Иваново

© 2011 — 2020 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика