Заглушка
Заглушка

Преступление и наказание: «Боже, ты нас не слышишь...»

Вот именно так – не с восклицательным знаком, а с безнадежным многоточием – произнесла эту фразу Катерина Ивановна Мармеладова. И безнадежность эта – обязательное испытание для каждого героя постановки МХТ им. Чехова, представленной вчера на сцене Волковского театра.

Спектакль «Преступление и наказание» заявлен как сцены по мотивам романа, но сцены эти объединены вполне четкой сюжетной линией, фиксирующей основные события романа Достоевского. Происходящее представлено через восприятие Родиона Раскольникова, который перестает быть главным героем, центральной фигурой пространства спектакля и растворяется в шеренге других образов, главная задача которых – рефлексия.

Здесь у каждого героя – свои семь кругов ада, причем мучаются все до единого. Даже у Порфирия Петровича свой крест – острый геморрой, превращающий жизнь следователя в ад. Именно страдание становится основным событием спектакля, вокруг которого развивается действие, а вовсе не убийство, совершенное Раскольниковым. Кровавое деяние, ставшее основой романа, в спектакле превратилось в промежуточное событие. Раскольников страдал до него, страдал и после – главным образом от осознания мерзости мира, подтверждение которой он ежедневно видит в окружающих людях и событиях. При этом в поведении Родиона Романовича прослеживаются явные признаки психического расстройства, которое заставляет его играть с жизнью «на выживание», менять маски – от героя до гаера, впадать то в депрессию, то в ярость. Эту глубочайшую гамму переживаний Виктор Хориняк передает, в первую очередь, посредством потрясающей пластики: то он сутулится и сжимает колени, то, как паук, забирается на стол, поджимая конечности, а судороги в петле превращаются в надрывный танец.

Страдают Катерина Ивановна, Мармеладов, Соня – особенно трогательно и проникновенно, вечно пряча лицо от стыда, ужасная в обтрепанном атласном платье и прекрасная в затасканном ситцевом. Соня часто лежит без чувств, опоганенная своей незавидной профессией. Соня жутко отбивается от приставаний Раскольникова и, собрав ему чемодан на каторгу, висит у него на ноге естественно и неотделимо, как саркома. 

Страданием пропитана вся окружающая действительность, где нет ничего красивого и светлого. Любовь – обязательно через чужие муки, подлость, ложь, преступление. Смерть – в грязи и боли. Семья – с ложью, стыдом и принуждением. Поэтому в спектакле не так много текста – действие не столько в словах, сколько в психологизме состояний, событий, образов.

В целом происходящее на сцене вполне создает атмосферу, свойственную Достоевскому: есть здесь и душевные порывы, и катарсисы, и отчаяние, и глухая безнадежность, и общий сумрак души. И вполне традиционный для писателя вопрос поиска Бога. Нет его или не слышит он героев, отпуская каждому меру испытаний для его веры? И те, кто на сцене, и те, кто в зале, вынуждены искать ответ на этот вопрос.

РаспечататьЯрославльДостоевскийВолковский театрМХТ им. ЧеховаПреступление и наказание

Комментарии:

    Ангел-Похороны
    Дом.ру
    ЖК Советский
    Заглушка
    Адвокаты

    Угличский храм назван одним из самых красивых в мире

    «И в Сибири люди живут…»: в Ярославле прошел премьерный показ новеллы, снятой по рассказам Чехова

    Фильм, снимавшийся в Ярославле стал самым рейтинговым за 2017 год

    В Ярославле создадут фильм к 800-летию Александра Невского

    Заглушка

    Кубок Гагарина отправили в космос

    «Спор о бороде»: в Ярославле открыли экспозицию нового формата

    За информацию об убийстве Ильи Исаева объявлено вознаграждение

    «Локомотив» в Ярославле одолел «Югру»

    © 2011 — 2018 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

    Яндекс.Метрика