Чернов и Партнеры
Банк ВТБ_2

Пропаганде вопреки: харьковчане оказались благодарнее ярославцев

И тем не менее жители Ярославии имеют полное право гордиться тем, что «броня крепка и танки наши быстры». Быстрыми, крепкими, а ещё и легендарными советские танки сделал наш земляк – Михаил Кошкин.

При подготовке материала о создателе «танка Победы» ЯРНОВОСТИ с прискорбием обнаружили, что память у ярославцев «короткая» … Короче, чем у «зазомбированных» харьковчан.

Заслуживает ли вообще фигура Михаила Ильича, как создателя Т-34, какого-то особого пиетета и выделения его фигуры из рядов многих и многих достойнейших уроженцев земли Ярославской? Безусловно! Ответ кроется в первом предложении этого абзаца. Мы написали: Т-34, и вы без пояснений поняли, о чем речь, правда?

Бессмысленный набор из буквы и цифр – «Т-34» – стал синонимом слова «танк» для большинства россиян и, наверное, половины жителей планеты. И если для нас это, в первую очередь, символ Победы, то знали ли вы, что его модификации до сих пор стоят на вооружении в нескольких странах?! Танк Т-34 обогнал свое время, революционность его конструкции и сейчас задает основные решения в «хайтек-танкостроении» у нас и за рубежом.

 

Словом, Кошкин – это легенда. Он работал на стыке конструкторских и организационных, как бы сказали сегодня, инноваций и был талантливым, одержимым вдохновителем этого проекта. Он рождал идеи, воспламенял ими соратников, реализовывал задуманное, а потом не боялся отстаивать результаты перед теми, кто стирал в пыль судьбы людей куда повыше, чем конструктор Кошкин. В итоге наша Родина получила танк, который повлиял на ход Второй Мировой войны, а значит всей мировой истории. И при всем уважении к великим нашим землякам, не каждый из них смог так «прокрутить жернова судьбы» целой планеты.

С совершенно оправданным восторгом о Михаиле Кошкине рассказывал ЯРНОВОСТЯМ заслуженный артист России Андрей Мерзликин, воплотивший его образ в фильме «ТАНКИ»:

– Скажу сразу, чтобы ярославцам было понятно – я был счастлив прикоснуться к судьбе такого легендарного человека! Так понятно, да? Мы не старались «реконструировать» образ Михаила Ильича, все же жанр фильма приключенческий.

ЯРНОВОСТИ: Но Вы же актер «классической советской школы». Вы в работе над ролью изучали его биографию, погружались в «оттенки его личности»?

– Конечно! Об этом я и говорю – я, конечно, слышал о Кошкине и раньше, но теперь я отношусь к нему с глубочайшим уважением. Это был идейный человек! Он служил идее, Родине своей беззаветно. И смог окружить себя такими же товарищами. И не в простой обстановке, не в простом окружении они работали. И делали, что нужно стране, а не то, что просили и что гарантировало карьеру хорошую. Такие люди в дефиците теперь.

ЯРНОВОСТИ: В Вашем актерском багаже много интересных ролей. Но было ли что-то в образе Михаила Ильича, что «зацепило», буквально в восторг Вас привело?

– Было такое. Это его авантюризм. Нет, поймите правильно – он был крайне ответственным человеком. Он советским заводом руководил, перед Орджоникидзе и Сталиным отчитывался – это всё серьезно. Но авантюризм в нем был лихой, мальчишество было. Он рисковал, не боялся решения принимать резкие. Ведь создание такого танка – это не только революционное конструкторское моделирование. Все идеи надо было отстоять на самом верху. Тогда он и придумал нестандартный ход этот – танкопробег на первых, «сырых» тридцатьчетверках из Харькова в Москву на парад. Он и погиб, по сути, из-за этого мальчишества – простудился в походе и умер от пневмонии. Но страна получила танк, перевернувший войну. Вот так… Таких людей надо помнить. Я поздравляю всех ярославцев – такой земляк у вас! Спасибо, что не забываете его!

 

Благодарность Андрея Мерзликина оказалась несколько преждевременной – имя Михаила Кошкина не упоминалось в ярославских СМИ в прошедший День танкиста ни в каком контексте. Возможно, журналисты и общественность всколыхнутся ближе к дате ухода из жизни Михаила Ильича, к 26 сентября? Ну, если не выставки, телепередачи и круглые столы историков, то скромные газетные заметки-то, наверное, все напечатают? Поисковые интернет-системы вселяют пессимизм – в прошлом году общественность в день смерти земляка так и не «всколыхнулась» …

Как же так? Ведь есть же на федеральной трассе «Москва-Холмогоры» замечательный памятник – та самая тридцатьчетверка стоит на высоком постаменте недалеко от Переславля, у поворота с магистрали к селу Брынчаги, где и родился Михаил Кошкин. Все верно – стоит. Если бы не было и этого символа, установленного уже во времена «новой» России, совсем было бы стыдно. Еще есть памятник в самом Переславле (тоже тридцатьчетверка) и бюст конструктору в деревне Брынчаги.

– Деревня пришла в запустение, там живут теперь, в основном, московские дачники, – поясняет начальник отдела туризма администрации Переславского МО Сергей Вахрин. – Бюст в 2013 году ремонтировали, но сам дом, где родился Михаил Кошкин, сгорел в 80-х годах. Память земляка чтим, но сделать его имя по-настоящему популярным не получается. Мы, конечно, думали о музее. Наш отдел разработал даже его концепцию. Был и инвестор, мы вместе посещали Брынчаги. К сожалению, туда нет нормальной дороги, а это 47 километров. Сами понимаете, частнику это не нужно, а у округа таких денег нет.

 

– Что касается тридцатьчетверки на трассе, то это хорошо, что она есть – люди проезжают тысячами, читают, узнают. 9 мая мы там проводим мероприятия. Возлагаем цветы, ветеранов привозим, школьников. Всё, как положено. Но это только раз в году. Там невозможно организовать, даже, краткую примитивную какую-то экспозицию, чтобы туристы и на 10 минут остановились. Очень строгие меры безопасности сейчас, всё же это оживленная федеральная трасса, – говорит Сергей Вахрин.

ЯРНОВОСТИ: Если Брынчаги и место на трассе отпадают, то почему в самом городе не создать постоянную экспозицию? У вас в Переславле столько музеев, придуманных «на ровном месте», более или менее удачных. А здесь – легенда невыдуманная.

– Дело не только в отсутствии средств, – сетует Сергей Вахрин. – Михаил Ильич родился на территории Переславского района, а Вы говорите о музее в городе. До недавнего времени округ и город были административно разделены. Это тоже… Накладывало отпечаток, словом. Сейчас опять объединили. Возможно, будет какой-то толчок, и мы вернёмся к идее музея.

В поисках дополнительных «толчков», в которых мы – ярославцы – нуждаемся, чтобы вспомнить о «создателе легенды», ЯРНОВОСТИ обратились в парк «ПАТРИОТ», в Центральный Музей бронетанкового вооружения. Хотелось узнать – помнят ли там подобающим образом о нашем земляке?

– Конечно, помним. Упоминаем в экскурсиях, когда мимо Т-34 проходим – удивился замдиректора парка «ПАТРИОТ» Сергей Есипов, – в нашем музее «мимо Кошкина не пройдешь». С другой стороны, скажу откровенно, мы сосредоточены на технике. По Кошкину ничего особенного – фотография есть, что ещё?

Честно говоря, хотелось бы «что-то ещё»… Все-таки человек заложил основы мирового танкостроения и спас тысячи жизней – представьте, на секунду, что Т-34 у СССР бы не было. Закончилась бы война 9 мая 1945 года? Вот то-то и оно…

Поэтому и странно, что земляки столь инертны по отношению к личности, к судьбе, а главное, к увековечиванию памяти Михаила Ильича. В России существует несколько мемориальных досок, где жил и учился конструктор (в Санкт-Петербурге и Кирове), но ни в одном городе (кроме провинциального Переславля) нет ни улицы, ни переулка, названных его именем. В Ленинграде есть улица Кошкина, но в честь знатного домовладельца, а в Москве улица Кошкина – в честь большевика-подпольщика. В Ярославле не дошли и до таких «анекдотов» в топонимике.

Однако – в назидание нам! – в СССР была улица, названная в честь Михаила Ильича Кошкина. Располагалась она в городе Харькове, где он и работал над Т-34 все три последних года своей яркой жизни. Но это, видимо, теперь далекое советское прошлое, и в «европейской Украине» с её национализмом и антикоммунистической истерикой всё переименовали. Хорошего в этом мало, но зато нам (ярославцам) перед памятью земляка не столь стыдно: мол, мы «иваны, родства не помнящие», но и «мыколы» недалеко ушли. Как поется в песне: «так легче, не правда ли? Не правда ли, меньше болит?»

Это был бы хороший финал статьи: и облегчение (нигде толком не помнят Кошкина), и легкий укор (где вы, патриоты-краеведы?). Вот только есть места ещё в России где память о Михаиле Ильиче чтят образцово. И не только в России. Поэтому, уважаемые читатели-земляки, наберитесь терпения – если вам и стало несколько неловко за свою короткую память, то это была только разминка. Звоним на Украину. На заводе, где работал Михаил Кошкин, от общения с журналистом из России уклонились, проявив, надо заметить, чудеса изобретательности. Пришлось звонить в Исторический музей Харькова и разыскивать специалиста-историка. ЯРНОВОСТИ поинтересовались судьбой бюста нашему земляку, установленного в городе в год 40-летия Победы. Разговор выдался не из легких.

– Вы сначала напали на мою страну, а потом какие-то «якобы журналисты» звонят и задают провокационные вопросы, – обвинил нас историк.

ЯРНОВОСТИ: Простите, в чем Вы видите провокацию? Мы Вам представились по полной форме: название СМИ, должность, имя, фамилия. О Ваших данных я, даже, не пытаюсь спрашивать – не хочу создавать Вам проблем. Интересуюсь у Вас как у профессионального историка памятником нашему земляку, его судьбой. Его не снесли?

– Почему его должны сносить?

ЯРНОВОСТИ: По закону Украины о декоммунизации. Жукову же вы снесли в Харькове.

– (после паузы) Жуков не имел отношения к танкостроению.

ЯРНОВОСТИ: Вы правы. Но Серго Орджоникидзе, пославший Кошкина в Харьков, имел. Но его памятник вы тоже снесли. Я и спрашиваю – наш земляк цел?

– Это провокационные вопросы! Сначала напали на мою страну, а потом звонят!

ЯРНОВОСТИ: Послушайте, если мы будем пересказывать друг другу заголовки новостей на наших ТВ, то это замкнутый круг будет. Скажите, как харьковчанин, памятник Кошкину цел? Ему что-то угрожает?

– Значит, так! Памятник Михаилу Ильичу стоит перед предприятием, где он работал. Завод вам называть не буду. Один из заводов продукции двойного назначения. Памятнику ничего не угрожает, не угрожало никогда и угрожать не будет. И улице Кошкина ничего не угрожает, и мемориальной доске на его доме. Харьков Кошкина помнит. Мы – не вы.

 

Несмотря на тон собеседника, по сути, он оказался прав. Единственная улица Кошкина на планете оказалась не в Ярославле, а в Харькове. А по делу надо бы и в Харькове, и в Ярославле. И в Кирове. И в Санкт-Петербурге. В каждом из этих городов предостаточно улиц «линейных», «рабочих», «кабельных» и «шарикоподшиниковских». Уверен, немало безликих названий и в Харькове. Но там есть улица имени Михаила Ильича Кошкина.

Сенсационное для нас решение, едва не приняли московские власти – они в свое время рассматривали вопрос об открытии памятника конструктору в Москве! Вот что рассказал Владимир Горбунов, начальник отдела экспозиции частного подмосковного музея «Т-34»:

– Комиссия по монументальному искусству при Московской городской Думе однажды рассматривала этот вопрос. Тогда вышла заминка, потому что достойного места для такой фигуры не находилось, а на периферии ставить не годится. Потом вопрос как-то сник. Были идеи поставить его на территории нашего музея. Мы в любом случае планируем строить новое здание и в этом проекте у нас запланирована скульптурная композиция: три конструктора – Кошкин, Морозов и Кучеренко – отцы тридцатьчетверки. Михаил Ильич представлен в нашем музее достойно. Я бы сказал, с трепетом! У нас есть подлинник его диплома, есть и письма, открытки, документы. Экспозиция ему посвящена. Собирали по крупицам – вывезли в 2001 году из Харькова всё, что смогли. В свете событий известных, я не буду называть украинских товарищей, которые нам помогали.

– Поймите, как я могу по-другому относиться к наследию этого человека (Михаилу Кошкина) ?! Я общался с современными врачами по поводу его смерти в 41 год. Он получил воспаление легких, когда танк свалился в болото на обратном пути из Москвы. Не было антибиотиков. Но изучив все данные современные врачи сказали – он мог бы выжить. Но его организм был истощен неимоверно и морально тоже. Он фактически сжег себя за 3 года в Харькове! Не спал, не питался нормально, ночевал на заводе, – продолжает Владимир. – Он знал, что делает с собой. Но он знал и про неизбежность войны. Он делал танк для страны, о себе не думал сознательно. Поэтому я очень рад, что вы звоните, что у вас там, на родине его, такой интерес. Приезжайте, ярославцы! Вас встретим всегда по-особенному - как земляков великого человека.

…Ярославцы! Вы услышали? А переславцы? Приезжайте в Подмосковье, приезжайте в парк «ПАТРИОТ», наверное, в Харьков можно. Там везде чтят и уважают память о нашем земляке – Великом человеке. А вот на малой родине всё по-прежнему печально.

РаспечататьМихаил Кошкинтанк Т-34Харьков

Комментарии:

    Ангел полный комплекс 39900
    Дом.ру
    Россельхозбанк
    ЖК Советский
    Адвокаты

    ЯРСТАРОСТИ: Полиция в Ярославле после революций 1917 года

    Заглушка

    © 2011 — 2018 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

    Яндекс.Метрика