Трубокомплект
Альфа_мед

«Рассерженные патриоты»: в России зарождается новая оппозиция

«Рассерженные патриоты» могут стать новой угрозой для власти и очередной точкой концентрации оппозиции, пусть и не в этом электоральном цикле, считают два источника ЯРНОВОСТЕЙ, близких к Администрации Президента.

Под этим термином, который в российских политических кругах уже стал устойчивым, подразумеваются люди, активно поддерживающие специальную военную операцию на Украине, однако недовольные ее ходом: медленное продвижение, потери, странные истории с обменами пленных из батальона «Азов», чья символика запрещена в РФ, отсутствие ответа на обстрел российских городов и так далее.

Одним из центров притяжения этой группы является Игорь Стрелков (Гиркин), экс-сотрудник ФСБ, бывший командующий вооруженными силами ДНР. В апреле 2014 года Стрелков с отрядом захватил Славянск Донецкой области и объявил о его переходе под власть ДНР. Украинские власти и международные правозащитные организации обвиняют его в гибели малазийского «Боинга», который 17 июля был сбит ракетой. Признательных показаний в этом деле пока не было, своей вины не признает ни одна из сторон.

В последние месяцы Стрелков активно ведет свой Telegram-канал, регулярно проводит стримы, иногда — вместе с Владимиром Квачковым (полковник ГРУ, бывший обвиняемый по делу о несостоявшемся покушении на Анатолия Чубайса, позднее был обвинен в подготовке к вооруженному мятежу и отсидел за это с 2013 по 2019 год).

Стрелков активно поддерживает саму спецоперацию, однако подвергает жесткой критике российскую власть, Минобороны, а также ставит под сомнение правдивость официальных сводок, рассказывая информацию со ссылкой на источники на местах. Также Стрелков неоднократно говорил, что хотел бы присоединиться к СВО, однако, по неким причинам, сверху на него поставлен блок, и ему не дают ни завербоваться добровольцем, ни быть официально призванным из запаса.

ЯРНОВОСТИ связались с Игорем Стрелковым через его официальные соцсети с вопросом, не боится ли тот возбуждения уголовного дела о распространении фейков о российской армии и спецоперации.

— Я ничего не боюсь, так как прекрасно знаю все вероятные последствия. Я выполняю свой Долг — как я его понимаю. Независимо от того, чем мне это может грозить, — ответил Стрелков ЯРНОВОСТЯМ.

Общественный деятель, юрист Илья Ремесло считает, что власть прекрасно понимает, что решение привлечь Стрелкова к ответственности будет крайне токсичным с учетом его репутации и увеличившейся с началом СВО аудитории.

— Думаю, вряд ли: для этого есть и иные нарушившие закон блогеры, привлечение которых не вызовет негативной реакции в обществе. У Стрелкова начнутся проблемы, если только его действия перейдут определенную черту, будут провоцировать прямой протест и дискредитировать президента Владимира Путина, либо он начнет играть в «заговоры» и «тайные военные общества». И Стрелков сам это понимает — он недавно заявил, что отказывается от критики Путина как Верховного главнокомандующего, поскольку не хочет провоцировать ситуацию 1917 года, — говорит Ремесло.

Что касается группы поддержки того же Стрелкова, других «рассерженных патриотов», чьи сообщения в Telegram-каналах несколько отличаются по взгляду на ситуацию от официальных сообщений Минобороны, экспертное сообщество вслед за собеседниками, близкими к Администрации Президента, считает, что эта группа потенциально занимает на российской политической доске место «либералов» как главной силы, скептически оценивающей власть.

Перспективы этой группы вызывают споры: с одной стороны, она довольно многочисленна, с другой, не имеет особых ресурсов и опыта в политических интригах, поэтому, если она решит примкнуть к какой-либо из парламентских партий, то просто растворится в ней, что власть, вероятно, сочтет наилучшим исходом.

Генеральный директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков оценивает количество самых активных граждан, поддерживающих СВО не только словом, но и делом, примерно в 6%, равно как и активных противников происходящего.

— Среди тех примерно 6%, кто активно поддерживает СВО действиями, параллельно пишет и комментирует в соцсетях, политически активных — примерно 1%, но это может быть до миллиона человек. Думаю, что на них сейчас будет делать ставку КПРФ, хотя это могли бы быть даже «Новые люди» — ведь эти люди в политике новые. Это могла бы сделать и «Справедливая Россия — Патриоты — За Правду», так как писатель Захар Прилепин пришел туда именно с этой целью, но его явно попросили немного притормозить. Это могла бы быть и ЛДПР, однако после смерти Владимира Жириновского партия потеряла публичную роль в «ястребином поле». Для единороссов «рассерженные патриоты» — слишком несистемная группа, — рассуждает Гращенков.

Фактически сейчас «рассерженные патриоты» заняли нишу, которую ранее по отношению к власти занимали либералы. «Патриоты» для власти вроде бы свои, но, как и либералы, чересчур радикальны и слишком много требуют.

— Сейчас интересно, чего на самом деле хотят коммунисты и что они будут делать с этой группой. Она может стать для них ударным электоратом: когда-то Владимир Путин сам говорил, что не исключает в России победы на выборах левых сил в определенных условиях. Тем более что мы видим, что на так называемых освобожденных территориях вешают красный флаг и активно говорят о возрождении СССР. Второй вариант — коммунисты, напротив, должны сейчас подобрать эту аудиторию, чтобы ее политически утилизировать, так как очевидно, что если представители этой группы войдут в КПРФ, как некогда Прилепин в СР, их постепенно «съедят» разные секретари горкомов. Я думаю, будет второй вариант. Пассионарии громкие, но у них нет ресурса и стратегии, и даже на выборы их будет привлечь довольно сложно, — говорит Гращенков.

Илья Ремесло полагает, что стратегия власти будет заключаться в том, чтобы отделять «рассерженных патриотов» от явных маргиналов и экстремистов: вменяемых и адекватных будут стараться привлекать в свои структуры, включая «Единую Россию». Экстремистов будут изолировать и привлекать к ответственности.

— Власти не следует конкурировать в радикальной риторике с «рассерженными патриотами», потому что эту борьбу она проиграет. Власть, на мой взгляд, должна занимать более центристскую позицию, на власти лежит ответственность за принятие решений, многие из которых могут оказаться непопулярными, — говорит Ремесло.

Что касается большинства аудитории Стрелкова-Квачкова, то это все же радикалы, некоторые балансируют на грани с экстремизмом. Есть и более умеренная часть аудитории, и она значительно масштабнее. Это люди, которые предпочитают более взвешенную подачу информации, читают Бориса Рожина и военкоров.

— Государству важно научиться вести диалог с этой частью общества, научиться использовать ее энергию в полезных целях, одновременно давая понять радикалам, что власть не позволит на себя давить и будет принимать меры для обеспечения законности, независимо от идейной принадлежности, — утверждает Ремесло. — Склоняюсь к тому, что электоральную угрозу эта часть общества не будет представлять, если провести вышеуказанную работу. Тут еще важно не допустить усиления позиций КПРФ, не дать ей притянуть к себе «рассерженных патриотов» — это один из электоральных рисков. Одним словом, тут перед властью стоит сложная и многосоставная внутриполитическая задача. И это хорошо: не все же время заниматься Украиной, надо заниматься и собственно внутренней политикой.

Экс-глава управления внутренней политики Администрации Президента, руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин считает, что «рассерженные патриоты» еще могут сыграть свою крупную политическую роль, но не в нынешнем электоральном цикле.

— Пока так называемые «рассерженные патриоты» не имеют особого интереса к электоральным процедурам, так как считают, что, пока идет специальная военная операция, надо сосредоточиться на помощи тем, кто там находится. Сентябрьские выборы этого года для них сейчас вопрос второстепенный, это периферия их интересов. Сама же эта группа довольно велика, более того — среди сторонников каждой из парламентских партий есть те, кто активно поддерживает СВО, рассуждает Константин Николаевич. — Если говорить о сентябрьских выборах этого года, не думаю, что возможны «опрокидывающие» сценарии, но этот электоральный цикл — лишь один из многих будущих. В будущем же группа «рассерженных патриотов» может получить новую идентичность, среди них могут появиться новые непартийные и неполитические лидеры мнений.

— На своей недавней лекции в «Единой России» я говорил о том, что важно, чтобы от партии в этой повестке присутствовали единороссы, которых эта группа готова воспринять как своих политических представителей и которые знают, о чем и как с этими людьми говорить. Это и Андрей Турчак, и Александр Бородай, и Петр Толстой, и другие, кто занимается сейчас оказанием помощи в зоне СВО, — заключил Костин.

Политолог Аббас Галлямов спорит: по его мнению, отдельно в качестве проблемной группы Кремль «рассерженных патриотов» не воспринимает.

— В худшем для режима случае они просто не придут голосовать. Никаких активных действий против они предпринимать не будут, — считает Галлямов.

Один из собеседников ЯРНОВОСТЕЙ, близкий к Администрации Президента, впрочем, настроен более серьезно.

— СВО однажды закончится, когда бы это ни случилось. После этого оттуда начнут возвращаться воевавшие люди. Ветераны Вьетнама и «вьетнамский синдром» оказали огромное влияние на политическую жизнь и общественные настроения в США. Нас может ждать что-то еще более масштабное, — мрачно говорит собеседник издания.

 

Екатерина Винокурова,

Специально для ЯРНОВОСТЕЙ

Распечататьрассерженные патриоты

ЖК Арена
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика