ТРОЙКА_РЕД
Альфа_мед

Разговорчики в строю: как нехватка информации об СВО раскалывает российские элиты

Первые выходные после присоединения к России ЛНР, ДНР, Херсонской и Запорожской областей ознаменовались ярчайшей публичной дискуссией с участием главы Чечни Рамзана Кадырова и создателя ЧВК «Вагнер» Евгения Пригожина на фоне спорных сообщений о происходящем в зоне СВО.

Согласно официальным сообщениям Минобороны, произошло следующее: «Из-за угрозы окружения союзные войска оставили Красный Лиман и отошли на более выгодные рубежи».

В России с марта действует крайне жесткое законодательство, которое не позволяет давать альтернативные оценки ни самой спецоперации России на Украине, так как это могут признать дискредитацией действий военных, ни происходящему в зоне боевых действий, так как точку зрения, отличную от официальной, могут счесть распространением фейков о российской армии и отправить на 15 лет за решетку.

Несмотря на это, Кадыров в своем Telegram-канале написал, что не может молчать «о том, что произошло в Красном Лимане». Глава Чечни посвятил часть поста генералу-полковнику Александру Лапину. Кадыров поставил под сомнение его военные заслуги, за которые тому вручили звезду Героя России, заявил о провале снабжения Лиманского направления, а также военного управления происходящим. Кроме Лапина, досталось и неназванным представителям Генштаба. В заключение Кадыров призвал принимать «кардинальные меры» — вплоть до объявления военного положения и применения тактического ядерного оружия.

— Армейский непотизм (кумовство — прим. ЯРНОВОСТИ) не доведет до хорошего. В армии нужно назначать командирами людей твердого характера, смелых, принципиальных, которые переживают за своих бойцов, которые зубами рвут за своего солдата, которые знают, что подчиненного нельзя оставлять без помощи и поддержки. В армии нет места кумовству, особенно в сложное время, — написал Кадыров.

На пост главы Чечни откликнулся Евгений Пригожин, опубликовавший в своем Telegram-канале следующее: «Экспрессивное заявление Кадырова, конечно, совсем не в моем стиле. Но могу сказать: «Рамзан, красавчик, жги». Всех этих ушлепков — с автоматами босыми на фронт».

На вопрос портала «ЗаМедиа» о ситуации на Запорожском направлении Telegram-канал «Кепка Пригожина» опубликовал такой ответ: «ЧВК «Вагнер» не работает в Запорожской области, поэтому я рекомендую вам адресовать этот вопрос в Министерство обороны Российской Федерации».

Далее тему подхватили так называемые военкоры и другие блогеры, активно поддерживающие спецоперацию. Это происходило на фоне сообщений о тревожной обстановке в зоне боевых действий в Херсонской области. Согласно официальной информации, которую замглавы администрации региона Кирилл Стремоусов опубликовал в Telegram, «российские военные пресекли попытки прорыва украинской армии в Херсонской области». В соцсетях пророссийские военкоры дают несколько иные оценки потенциальной серьезности ситуации, опять-таки чреватые административным штрафом за дискредитацию ВС РФ или даже уголовным делом за фейки, поэтому, к сожалению, цитировать в СМИ при нынешнем законодательстве их невозможно.

В частности, Telegram-канал «Рыбарь», поддерживающий СВО, обвинил Минобороны в «тотальном вранье». Журналист Анастасия Кашеварова также с патриотических позиций упрекнула Генштаб в провалах — от снабжения до реакции на события в активной зоне спецоперации.

— Да тут ребята некоторые, не указывая на меня, говорят, что, мол, вопросы нельзя задавать командованию. Командованию виднее. Что такие как я подрывают авторитет нашей власти. У меня другое мнение. Подрывают авторитет власти те, кто не работает над ошибками, не признает их... Вопрос же не в том, что где-то не получилось. Где-то противник прорвался. А в систематическом вранье. В неисправлении ситуации на фронте и в тылу. И просто в отвратительном отношении к людям, — пишет Кашеварова. (Орфография и пунктуация сохранены).

Зампредседателя Мосгордумы, замруководителя дирекции информационных программ «Вести» ВГТРК Андрей Медведев так оценивает происходящее:

— Ситуация на некоторых участках по соотношению сил ВС РФ и ВСУ очень, скажем так, тревожная. Я объясню, как военный историк. Намекну. Примерно, как было у полковника Карякина во время боев против войска Аббас-Мирзы. Мы в тылу выстоим, что от нас зависит сделаем. Что нужно парням соберем. Коптеры купим. Медицину купим. Сами не уедем и не будем психовать. Но все же, очень хочется, чтобы начали принимать давно назревшие решения, — считает Андрей Медведев.

«Уверяли, что все в порядке»

Сразу три собеседника ЯРНОВОСТЕЙ, близкие к Рамзану Кадырову и его окружению, говорят одно и то же: конфликт назревал не первый день, и глава Чечни решил предать гласности ситуацию только после провала непубличных переговоров.

По их словам, события развивались следующим образом: Кадыров еще две недели назад получил информацию, что ситуация под Красным Лиманом тревожная и события могут развиваться не лучшим образом для Вооруженных Сил России, если не принять немедленных мер. После этого Кадыров несколько раз лично встречался с людьми из Генштаба и Минобороны, каждый раз получая заверения, что «все под контролем».

— Последнее такое заверение Кадыров получил в пятницу, когда приезжал в Москву для участия в подписании соглашений о принятии в состав России ДНР, ЛНР, Запорожской и Херсонской областей, после чего в субботу узнал, что Лиман оставлен, поэтому и решил опубликовать свой пост, — говорит один из собеседников ЯРНОВОСТЕЙ, это подтверждают и остальные.

Что касается Пригожина, ситуативно высказавшего Кадырову поддержку, ЯРНОВОСТИ обратились за официальным комментарием в пресс-службу группы компаний «Конкорд» и задали следующие вопросы:

«1. Доводили ли вы свои соображения по поводу необходимости ряда структурных изменений в подходе к мобилизации, а также к реагированию на фронте до руководства Министерства обороны Российской Федерации?

2. Обсуждали ли вы лично с Рамзаном Ахматовичем Кадыровым совместные действия или публичные выступления по поводу мобилизации и ситуации на фронте, помимо публичного диалога в соцсетях?

3. Не опасаетесь ли вы после вашего высказывания об «ушлепках», которых надо «босыми отправить с автоматами на фронт» возбуждения против вас или Рамзана Кадырова административного дела о дискредитации СВО и ВС РФ или же уголовного дела за фейки об СВО, ведь официально масштаб проблем на фронте и в тылу пока не признан?

4. Собираетесь ли вы найти возможность донести лично до Президента Российской Федерации информацию о наличии проблем с мобилизацией, снабжением, фронтом и тылом?».

Пресс-служба группы компаний «Конкорд» дала следующий ответ:

«Мы считаем, что вы задаете провокационные вопросы и не считаем целесообразным на них отвечать. Что касается всех комментариев Евгения Викторовича, то они делаются строго в рамках законодательства».

В российских политических кругах в последние недели стал популярен термин «warlord», который обычно используют в адрес Кадырова, Пригожина и командиров еще ряда крупных военных подразделений, персонально лояльных своим создателям, а не центральному командованию.

Вне зависимости от того, насколько воскресная дискуссия была вызвана эмоциональной ситуацией, очевидно, что именно эти люди сейчас набирают силу и что монолитной «партии войны» не существует.

Кроме того, слова Кадырова о том, что мобилизовать надо в первую очередь силовиков, а также заявление Пригожина о том, что в зону СВО надо отправлять военнослужащих, уволенных в запас, «кто всю свою жизнь получал блага от Минобороны и от своей страны», судя по соцсетям, отозвались во многих семьях призванных, находящихся в состоянии тревоги и паники.

Оба этих человека имеют довольно мрачную репутацию и сложное прошлое, однако производят на измученную стрессом общественность впечатление хотя бы тем, что, во-первых, говорят что-то своим голосом, а не одинаковыми тезисами. Во-вторых, тем, что пытаются взять на себя хоть какую-то ответственность.

При этом критикам самой спецоперации повода радоваться это не дает: те же Кадыров и Пригожин выступают за ее более жесткое ведение, а не за остановку и мирные переговоры.

Патриотичные, теперь оппозиционные

С остальными «рассерженными патриотами» ситуация еще сложнее. В последние недели они часто публикуют в соцсетях посты, которые, если убрать имя и заключительные высказывания в поддержку СВО, неотличимы от постов многолетних оппозиционеров.

Сотрудники государственных СМИ, депутаты-единороссы, просто блогеры, обычно оправдывающие примерно любое действие власти по одинаковым тезисам, в последние недели много пишут о нарушениях в ходе мобилизации, о плачевном состоянии военкоматов на местах, о нарушении снабжения армии и даже о коррупции. Апогеем стала ситуация, когда генерал-лейтенант в отставке и депутат Госдумы от «Единой России» Андрей Гурулев возмутился пропажей обмундирования для военнослужащих, поскольку, по его словам, в пунктах приема личного состава хранилось 1,5 миллиона комплектов, а сейчас форма куда-то «испарилась». В своем Telegram-канале он подчеркнул, что нехватку формы по какой-то причине никто объяснить не может.

Телеведущий, депутат Госдумы от «Единой России» Евгений Попов назвал в своем посте в Telegram спецоперацию словом, которое приводит к блокировке медиа Роскомнадзором.

— Чтобы развиваться в новых условиях, нам придется после окончания боевых действий ослабить гайки «военного времени». Вернуть истинную свободу собраний, слова, силу независимым профсоюзам. И главное — реформировать судебную ветвь власти, похоронив навечно телефонное право и палочную систему, — написал Попов.

Странная ситуация длится уже не первую неделю: еще после «перегруппировки» войск на Харьковском направлении (так называет произошедшее Минобороны), которую в соцсетях блогеры назвали «отступлением», «рассерженные патриоты» требовали призвать хоть каких-то военных руководителей к ответу.

Еще неделей ранее источники, близкие к Администрации Президента, говорили, что «ультрапатриоты» начали их утомлять, а злые языки говорили, что часть владельцев Telegram-каналов патриотического характера «сменила лояльность», то есть перестала в любой ситуации создавать шлейф всенародной поддержки для официальной власти.

Единственной персоной, которую представители этого лагеря не критикуют персонально и публично, остается президент Владимир Путин с его решением начать и продолжать СВО.

Депутат Госдумы от «Единой России», политтехнолог Олег Матвейчев уже высказался в своем Telegram-канале, что лишняя гласность и публичная критика власти и военных, когда страна ведет боевые действия, работает только в интересах противника, а направлены упреки сейчас не в сторону либералов.

Минобороны пока не дает ответа на претензии, если не считать таковым очень странную историю с очень странным назначением бывшего военного комиссара Хабаровского края Юрия Лайко, который был выгнан за плохую мобилизацию, военным комиссаром Магаданской области, где врио военкома был тоже отстранен за аналогичные нарушения.

Кремль устами пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова тоже не дает четкого ответа.

— Главы регионов имеют полномочия высказывать свою точку зрения, давать оценки. Это все-таки главы целых российских регионов, в том числе и Рамзан Кадыров, который, как вы знаете, с самого начала специальной военной операции очень много сделал и внес очень большой вклад в проведение кампании. И продолжает вносить. Другое дело, что даже в тяжелые моменты все равно, наверное, эмоции должны быть исключены из каких-либо оценок, — заявил Дмитрий Песков.

Беспокойное время

Пока нет ясности, столкнутся ли «рассерженные патриоты» (впервые этот термин предложил еще весной Фонд развития гражданского общества, который возглавляет экс-руководитель управления внутренней политики Администрации Президента Константин Костин) с, например, административными делами за дискредитацию СВО и ВС РФ или даже с уголовными, если информацию, которую они распространяют, признают фейком.

В любом случае события, набирающие обороты — пока только в соцсетях! — являются для российской политической системы, исповедующей вертикаль власти, крайне нетипичными. При этом стоит отметить еще раз, что нынешние критики власти не являются по своим взглядам ни демократами, ни либералами, ни сторонниками мирных переговоров как внутри страны, так и за ее пределами.

— Забавно, как озлобленные патриоты бросились критиковать власть и вдруг обнаружили, что на них, как ранее на либералов, власть реагирует нервно и жестко. Ну то есть пока нужно было все одобрять и славить, к ним вопросов не было, люди на своем месте, даже без методичек знают, когда кричать «ура!». И многие из них всерьез уверовали, что они теперь новая элита, которой позволено выступать не только в качестве статиста, но и в лице, простите, субъекта политики.

Неожиданно многие прозрели и выяснили для себя, что автоматы ржавые, матчасть разворована, специалистов нет, и, как пелось в одной старой песенке, «на катафалк пошел лафет». Ну так разве же это новость? Но сегодняшние критики власти, еще вчера с пеной у рта доказывавшие, что у нас вторая по силе армия в мире, выяснили это только сейчас. Тогда встает вопрос, а может быть не стоило так рьяно затыкать рот тем, кто долгие годы пытался призвать людей здраво смотреть на вещи и ставить цели, исходя из ресурсов, а не абстрактных желаний?

Похоже, что в обществе вновь растет запрос на критику власти, а вместе с ним и на политизацию самих общественных процессов. По сути, сейчас формируются новые группы оппозиции. Условная партия «рассерженных патриотов», как и партия «ржавых калашей» складываются по контурам противопоставления себя элите, хоть генералов, хоть военкомов, хоть владельцев военторгов, в пять раз задравших цены. Но есть ведь и другие силы, которые всегда могут оппонировать, не по факту отсутствия у солдата сапогов, а зачем вообще мы сегодня оказались там, где оказались? — пишет в своем Telegram-канале политолог Илья Гращенков (орфография и пунктуация сохранены).

Политолог Татьяна Становая считает происходящее следствием растерянности провоенной части элиты и общественности.

—Украинское наступление вызывает тревогу, много вопросов, как власть собирается выигрывать. Причем тревога растет у тех, кто являются сами частью этой власти или ее периферией. Если Кремлю нужно минимизировать это размежевание, то Путину придется реагировать, отвечать на эти вопросы. Но у Путина свои аргументы, почему он этого не делает. Эта «дискуссия», конечно, неприятна и токсична для власти, но есть ли у нее понимание, как ее купировать без создания новых рисков? Я этого не вижу. Вообще, проблема в том, что нет такой институциональной возможности свести интересы ключевых игроков воедино. Каждый действует исходя из своих приоритетов, упуская из вида коллективные. Вряд ли это можно изменить при нынешней конфигурации политического лидерства. Чем больше будет поражений, тем больше внутренних раздраев,— считает Становая.

 

Екатерина Винокурова

Специально для ЯРНОВОСТЕЙ

РаспечататьРамзан Кадыровукраинский конфликтЕвгений Пригожинсво

ХАРТИЯ
Старый город

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика