трубы
Альфа_мед

Кто и как банкротил «Русьхлеб»

ЯРНОВОСТИ продолжают следить за громким делом, напрямую касающимся «Русьхлеба». Напомним, судебный спор экс-директора предприятия Александра Зайченко за акции предприятия продолжается уже пять лет, но в последнее время он приобретает все более трагическую окраску.

Вскрываются довольно интересные подробности, связанные с банкротством «Русьхлеба»: в частности, схемы, по которым руководитель предприятия Александр Зайченко и группа его подчиненных в свое время привели к финансовому краху успешный завод. Многомиллионные суммы, которыми легко оперировали эти люди, выводя средства из оборота ОАО «Русьхлеб», поражают. Но обо всем по порядку.

В 1991 году Александр Зайченко был приглашен в Ярославль на должность главного инженера хлебозавода №6, который сегодня мы знаем как «Русьхлеб». В 1993 году хлебозавод был акционирован, а Александр Михайлович избран генеральным директором.

Возглавив предприятие, Зайченко постарался окружить себя «своими» людьми. На руководящие должности Александр Михайлович ставил людей, приглашенных из Кишинёва, либо ярославцев, имевших связи в эшелонах власти. Ничего удивительного и криминального здесь в общем-то нет – обычная практика для любого руководителя, который желает работать с теми, кому доверяет, и если это не вредит предприятию. Надо отметить, что многие из них имели личные обязательства перед Александром Зайченко. К примеру, своему заместителю Галине Петровой, которая на «Русьхлебе» отвечала за реализацию продукции, Зайченко помог перебраться в Ярославль из Молдавии, обеспечил квартирой, решал проблемы с учебой дочери, службой сына в армии.

Сама Галина Владимировна, вызванная Александром Зайченко в суд в качестве свидетеля, потом говорила на суде, что многим обязана Александру Зайченко, «а долг платежом красен». Как она отдавала этот долг своему благодетелю – мы расскажем позже.

Но ключевой фигурой на ОАО «Русьхлеб» являлась финансовый директор Татьяна Орлова. С Александром Зайченко у нее тоже были очень хорошие отношения, да и какими они еще могли быть, если Татьяна Аркадьевна заведовала святая святых – движением денежных средств на счетах предприятия.

Конечно, и Татьяна Орлова, и Галина Петрова далеко не бедствовали. Заграничные поездки, квартиры, машины, хорошие зарплаты. Насколько хорошие – можно понять хотя бы по сумме, которую Галина Петрова в 2009 году, уже после банкротства «Русьхлеба», одолжила своему бывшему директору и благодетелю Зайченко. Речь идет о 15 миллионах рублей. Скажите, кто из вас, уважаемые читатели, может вот так свободно, без ущерба для семейного бюджета, расстаться с такой суммой?

А вот у некой гражданки Плеховой М.А., при Зайченко А.М. занимавшейся реализацией продукции «Русьхлеба» вместе с супругом Соколовым Ю.Н., в том же месяце 2009 года Александр Михайлович занял 20 млн. рублей.

Впрочем, приближенные Александра Зайченко, трудившиеся на «Русьхлебе» под его чутким руководством, по всей видимости, миллионов особенно не считали. Напомним, что именно в 2007 году предприятие скатилось в финансовую яму, была запущена процедура банкротства.

А ведь всего тремя годами ранее издание «Прайм-сфера» опубликовало большую статью под заголовком «На шаг вперед», где гордо рапортовало о коммерческом и административном гении руководителя «Русьхлеба» Александра Зайченко. Там Александра Михайловича именуют «генератором идей по усовершенствованию производственных процессов, внедрению всего нового и передового», а предприятие называют успешным и динамично развивающимся. Так что же произошло, если спустя всего три года «Русьхлеб» оказался банкротом?

Думается, большую роль здесь сыграл тот самый «генератор идей» Александр Зайченко и его «команда», фактически загнавшие «Русьхлеб» в долговую яму. Миллион одному «верному» человеку, миллион - другому, квартиры, машины, заоблачные зарплаты приближенным… Зато сами эти люди, выжав максимальную прибыль из некогда благополучного предприятия, до сих пор «благодарят» своего руководителя. А как – давая ему «нужные показания».

Александр Зайченко и вовсе не против был вернуть себе предприятие, которое новый собственник худо-бедно пытался вытащить из кризиса. Для этого Александр Михайлович объявил себя психически больным и купил соответствующую справку, требуя признать договор дарения акций «Русьхлеба» бывшей супруге недействительным. ЯРНОВОСТИ подробно писали об этом.

Причем большая часть свидетелей, в числе которых были родственники и подчиненные Александра Зайченко, на суде отметили, что никаких признаков психического заболевания у Александра Михайловича не было. А именно те, кто занимал ключевые должности в ОАО «Русьхлеб» и несли ответственность за финансовое состояние завода, доказывали, что Зайченко болен, ненормален и акции дарил, находясь в невменяемом состоянии. Как вы думаете, кто эти люди? Да те же приближенные Александра Зайченко - Петрова Г.В. и Орлова Т.А. Которые, судя по всему, нажили с помощью «Русьхлеба» и его руководителя многомиллионные состояния. Причем в Дзержинском суде, где Зайченко отсудил у завода более 2 миллионов рублей, Орлова Т.А. давала противоположные показания.

Точно так же настаивала на психическом диагнозе Александра Зайченко и его адвокат Галина Старостина. Собственно, показания этих людей вкупе с купленной справкой суд принял во внимание и в 2010 году вынес вердикт: признать договор дарения акций «Русьхлеба» недействительным, так как подписывал его Александр Зайченко, будучи психически больным.

Решение это сейчас оспаривается противоположной стороной по уже упомянутой нами причине: справку о своем психическом расстройстве Александр Михайлович купил за 3000 рублей. Да и показания его подчиненных в суде о том, что руководитель «Русьхлеба» был не в себе, подвергаются серьезным сомнениям.

Прежде всего потому, что эти люди, не стесняясь, говорили в суде о «долгах», которые «платежами красны». Почему бы не помочь экс-директору предприятия, где совместно нажили многомиллионные состояния? Тем более и нужно-то немногое: сказать, что да, мол, замечали за Александром Михайловичем странности, говорил невпопад, был возбужден, вел себя необычно, не мог сконцентрироваться, таблетки пил…

Только вот ведь странно: свидетели, которые утверждают, что Александр Зайченко ненормален, при этом дают ему в долг умопомрачительные суммы! Как мы уже говорили, Галина Петрова, по совместительству гражданская супруга Зайченко А.М., ничуть не смутившись, дала «психически больному» человеку взаймы 15 миллионов рублей, которые через 2 месяца с накопившимися процентами превратились в 22 миллиона рублей.

Адвокат Зайченко А.М. Галина Старостина якобы лично возила его к психиатру и особенно рьяно настаивает на ненормальности своего подзащитного. Тем не менее, ее супруг - Старостин В.А., одолжил Александру Михайловичу аж 28 миллионов рублей в 2009 году! Вы дадите такие деньги в долг ненормальному человеку? Думаю, вряд ли.

Самой Галине Старостиной Александр Зайченко по исполнительным листам должен полмиллиона рублей! «Высокие отношения!» - могут сказать некоторые. Но, с другой стороны, если Александр Михайлович ненормальный, то с него и взятки гладки.

Да и вообще неизвестно – были ли все эти займы в реальности. Возможно, договоры фиктивные, и никаких денег в долг Зайченко не брал. Тогда это можно назвать взаимовыгодным сотрудничеством по получению «нужного» решения суда? Тем более, что следственными органами уже установлено, что один из свидетелей (врач-психиатр) давал ложные показания в суде за деньги. Интересно, что в следственных органах скажут другие свидетели?

Ну а пока «психически больной» Александр Зайченко ведет вполне обычную жизнь: ходит в суды, к приставам, привлекает адвокатов для защиты своих интересов, регулярно оформляет доверенности, в которых указано, что его дееспособность нотариусом проверена, женился на своём свидетеле - Петровой Г.В. Точнее, не ходит, а ездит в суды. За рулем автомобиля. Как это может быть, спросите вы? Ведь человек, как он сам утверждает, ненормален. Да и суд это признал. Так Александру Михайловичу лечиться надо, а не за рулем ездить, что, кстати, является грубейшим нарушением закона. А что, если в очередном умопомрачении он совершит ДТП? Могут погибнуть люди. Или же психическое заболевание у Александра Зайченко проявляется крайне избирательно: когда подписывал договор дарения – болен, а в остальное время – полностью здоров.

Точно так же известно, что на Александра Михайловича было заведено несколько уголовных дел: одно из них прекращено в 2007 году, по второму и третьему он был осужден в 2009 году, в том числе на два года лишения свободы условно. Получается, судили психически больного человека? Но Александр Михайлович об этом почему-то скромно умолчал. Видимо, тогда диагноз ему был не особо нужен, так как тогда шла речь о незаконном получении кредитов в банках по поддельным документам на сумму всего лишь 250 миллионов рублей …

А если допустить, что дело о преднамеренном банкротстве ОАО «Русьхлеб» будет расследовано, какие показания дадут тогда ключевые руководители «Русьхлеба» Петрова Г.В. и Орлова Т.А.? На кого они возложат ответственность за произошедшее? Ведь обе дамы, если им верить, видели и знали, что работают с якобы психически больным руководителем и ничего не предпринимали, при этом продолжая занимать должности и получать доходы с гибнущего завода. ЯРНОВОСТИ будут следить за этим делом.

На фото: Предприятие, за акции которого идет судебная война; Александр Зайченко помогает ремонтировать машину Галине Петровой; "Психически больной" Александр Зайченко садится за руль автомобиля.   

РаспечататьЯрославльбанкротствосудРусьхлебЗайченко

ЖК Арена
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2021 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика