Чернов и Партнеры
Заглушка

Рыбинские корабелы не побоялись технологий 19 века и получили новые заказы

На прошлой неделе на АО «Судостроительный завод «Вымпел» (входит в «Концерн «Калашников») состоялся спуск на воду пограничного сторожевого катера проекта 1496М1 шифр «Ламантин». Это второй модернизированный катер проекта 1496М1 в серии пяти единиц, которые предприятие строит в интересах Пограничной службы ФСБ России.

Второй – это значит, что он же – «первый серийный» (после головного). По сегодняшним кораблестроительным реалиям России любая серия кораблей – это уже победа конструкторов, заводчан и заказчиков. Тем не менее в комментариях к статьям даже на профессиональных военных и судостроительных интернет–порталах нашлось немало «экспертов», раскритиковавших творение «Вымпела». Кому–то не понравились скромные размеры сторожевика, кто–то возмущался отсутствием на его борту ракет «Калибр», кто–то, вообще, не стеснялся в выражениях – «старьё»!

Ну а размеры судна, его вооружение и характеристики строго соответствуют предъявленным заказчиком или превосходят их. Поэтому можно бы было не опускаться до уровня «комментариев к комментариям», если бы ЯРНОВОСТЯМ не выпала возможность во время спуска корабля на воду пообщаться с его создателями и узнать, что скромный на вид «Ламантин» – сенсационное изделие российского кораблестроения! 

Статус «модернизированный» для проекта 1496М1 условен: часто кораблестроители и заказчик не имеют финансовой или юридической возможности тратить средства на ОКР (опытно–конструкторские разработки), и только поэтому практически новому кораблю не присваивается свой собственный шифр. «Ламантин», похоже, корабль именно с такой судьбой. Не только оборудование, но и сам корпус корабля отличен от базовой модели. Появились эти изменения благодаря необходимости политики импортозамещения, требуемой с недавних пор при строительстве кораблей для ВМФ и специальных служб РФ. Заказчик требовал непременного увеличения скорости хода для новой модели, но добиться этого, используя отечественные дизели, было проблематично. Если же использовать более мощные дизель–агрегаты, то возросли бы размеры судна, а это приводит к росту стоимости, что заказчика категорически не устраивало. Ещё 2 года назад ситуация выглядела безвыходной, но только не для корабелов «Вымпела». Они не побоялись рискнуть и обратились к опыту строительства военных кораблей 1884 года! Рассказывает начальник отдела перспективного судостроения завода «Вымпел» Артем Брум.

 – В 1887 году миноносец «Измаил» Императорского российского флота на испытаниях в Черном море при 5–ти бальном шторме развил скорость в 15,5 узлов (почти 29 км/ч). При таком волнении это и по нынешним критериям скорость приличная. Мы стали изучать – за счет чего? И оказалось, что только за счет нестандартных обводов корпуса, особой формы носовой оконечности. Мы изучили эту конструктивную особенность «Измаила» и взяли её за основу при создании нового «Ламантина». Рисковали, конечно… Но на ходовых испытаниях всё в том же Черном море наш «Ламантин» при 5–ти бальной волне развил скорость в 18 узлов, что превосходит требования заказчиков. Всё дело в том, что при наших обводах корпуса корабль не взбирается на волну, а «режет» её, идёт особым штормовым ходом сквозь волну. Качка также при этом минимизируется. Таким образом, при использовании менее мощного дизеля нужную пограничникам скорость мы дали с запасом.

ЯРНОВОСТИ: Гидродинамика – это целая наука в кораблестроении. Не верится, что на опыт «Измаила» не обращали внимание больше 100 лет…

– Вам правильно «не верится», – соглашается Артём Брум, который является и главным конструктором проекта. – В 80–х годах в Дальневосточном Институте Океанографии этот опыт был изучен и обобщён. Не только «Измаил», но и современные корпуса судов дальневосточники изучали около 10–ти лет. Но потом случился развал страны, флот государство содержать не могло, не то, что развивать. А кое–кто из дальневосточных специалистов оказался в Голландии, и эта страна теперь строит суда по этой технологии.

ЯРНОВОСТИ: А у нас? Если были научные труды, то почему не строили?

– Не решались просто. Расчеты – это одно, а корабль в железе по–разному может себя повести. «Ламантин» пока первый. Только мы рискнули. От первого эскиза до испытаний прошло 1,5 года. Всё это время мы не знали – «грудь в крестах или голова в кустах». Но, как видите, обошлось, – смеётся счастливый в день спуска корабля на воду рыбинский конструктор. – А, вообще, 100 лет назад, когда за каждым узлом хода стояла сумасшедшее напряжение кочегарной команды, к обводам корпуса относились более внимательно. Сегодня-то конструкторскую недоработку легче «вытащить» за счет мощности движков.

ЯРНОВОСТИ: Голландцы – безусловные авторитеты в кораблестроении. Вас теперь обвинят в заимствовании технологий. Какое уж тут импортозамещение? Наоборот, будут говорить о бесплодности российской школы, мол, «всё пропало».

– Такое могло бы случиться, если бы доцент Сахалинского госуниверситета Василий Хромушин своевременно не запатентовал результаты экспериментов дальневосточников, но он это сделал. Так что это голландцам надо «краснеть» и тем, кто помогал им нелегально.

Словом, на рыбинском берегу Волги собравшиеся были свидетелями реального успеха областного (с нашими двигателями) кораблестроения и программы по импортозамещению. ЯРНОВОСТИ, впрочем, засомневались – если конструкторам пришлось бороться за каждый узел скорости, то, возможно, они сэкономили на других характеристиках корабля? Условия обитания экипажа, например, были традиционной «ахиллесовой пятой» в советском кораблестроении.

– Корабль этот у нас очень ждут. Он мореходен и отвечает задачам, для которых создан {контроль соблюдения установленных режимов во внутренних морских водах и территориальном море РФ; задержание судов–нарушителей, включая быстроходные суда и катера; тушение пожаров на судах и береговых сооружениях}, – рассказал член экипажа, офицер пограничной службы ФСБ РФ из Керчи Иван Евгеньев (имя и фамилия изменены) – Мы, к сожалению, лишь сдаточная команда – экипаж корабля будет сформирован в Крыму позднее. Но я загадал – мне очень бы хотелось служить на «Ламантине». Это «уверенный» корабль.

ЯРНОВОСТИ: Условия обитания там какие, объясните, чтобы нам «сухопутным» было понятно?

– Сухопутный по–флотски – это «сапог»! Не обижаетесь, – улыбается молодой офицер. – Для «сапогов» объясняю – мне довелось послужить на советских сторожевиках. Так вот, это как пересесть с «Запорожца» на «Роллс–Ройс».

Спущенный на воду «Ламантин» будет достраиваться рыбинцами в Керчи. Но причальная стенка на «Вымпеле» пустовать долго не будет.

— Производственная программа Вымпела расписана по минутам до 2020 года и уже формируется портфель заказов до 2025 года, — обрисовал перспективы управляющий директор «Вымпела» Олег Гончаров, обращаясь к заводчанам. — В этот день благодарю коллектив за проделанную работу.

Кстати, перед корабелами Рыбинска морские пограничники уже поставили новую трудную задачу – корабль с водоизмещением «Ламантина» для службы на Амуре должен иметь осадку менее метра. Вновь неразрешимый ребус?

– Ничего невозможного, – говорит Артем Брум. – Если заказчик нам доверяет у нас один выход – найти решение и подписать контракт.

Заказчик в лице ФСБ РФ доверяет рыбинским судостроителям и ярославским дизелестроителям. В отличие от армии «диванных» экспертов с федеральных интернет–порталов.

РаспечататьРыбинсксудостроениеламантин

Комментарии:

    Ангел полный комплекс 39900
    Дом.ру
    Россельхозбанк
    ЖК Советский
    Адвокаты

    Лариса Ушакова: «То, что бюджет будет бездефицитным, может иметь только положительную оценку»

    Заглушка

    © 2011 — 2018 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

    Яндекс.Метрика