цирк 2
Чернов и Партнеры

Спецкор «Медузы» Илья Жегулев о противостоянии власти и общества: «Надеясь на лучшее, я готовлюсь к самому худшему»

В эти выходные в Ярославле состоялся интеллектуальный пикник «Баркемп 2019». На мероприятие приехало много интересных спикеров, среди которых был и руководитель мейджера по журналистике РАНХиГС, спецкор «Медузы» Илья Жегулев. Пока столица готовилась к митингу «За честные выборы в Мосгордуму», ЯРНОВОСТИ поговорили с Ильей о современной журналистике и гражданском протесте.

ЯРНОВОСТИ: Илья, мы беседуем с вами в день, когда в Москве проходит масштабный митинг протеста против отказа в регистрации независимых кандидатов. Понятно, что в мегаполисах уровень недовольства властью всегда значительно выше, чем в провинции. Но среди провинциальных городов столицей протеста долгое время был именно Ярославль: избрание Урлашова мэром и Немцова депутатом областной Думы лишний раз это подтверждают. Сегодня город затих. С чем, на ваш взгляд, это связано?

– Я не считаю, что если город затих, то это действительно так. Например, многие и я в том числе не ожидали, что выборы в ничего не значащую Мосгордуму могут закончиться такими скандалами и обысками.

В этот раз решили пойти на выборы оппозиционные кандидаты. В целом, если бы они выиграли выборы, это бы никак не изменило общую картину – просто это бы выпустило пар.

Но поступило распоряжение, я так понимаю, выше, чем от Собянина, чтобы не было никакой оппозиции в городской думе.

ЯРНОВОСТИ: Чем это все закончится?

–  Надеясь на лучшее, я готовлюсь к самому худшему, потому что уровень ненависти и с той, и с другой стороны уже зашкаливает. Они действительно воспринимают людей, пытающихся возмущаться нарушением их прав как избирателей, за настоящих врагов. И действуют соответствующими методами. А любая агрессия может породить ответную реакцию, чего я сильно опасаюсь. 

Я так понимаю, что власти достаточно сильно испугались. И так как до этого была история, связанная с моим коллегой Иваном Голуновым, они постарались сделать все, чтобы протеста не было. Ивана ведь освободили в чудовищно короткие сроки, за день до объявленного митинга, но митинг все равно был и достаточно многочисленный.

А дальше меньше чем через месяц произошел этот кейс с муниципальными депутатами. И они решили – мы уже побыли добрыми следователями, сейчас побудем злыми.  И сейчас  показывают свои мускулы и запугивают.

Не знаю, до какой степени противостояние политического недовольства доросло сейчас и чем все закончится. Но я опасаюсь, как бы это все не переросло в силовое противостояние, поскольку с той стороны ситуация нагнетается.

ЯРНОВОСТИ: Дело Ивана Голунова, вашего коллеги, войдет в новейшую историю России как пример объединения гражданского общества в борьбе против полицейского беспредела. Нам кажется, что не последнюю роль в накале возмущения сыграл тот факт, что журналисту подбросили именно наркотики: журналист, торгующий наркотиками, – этого, как говорил чеховский герой, не может быть, потому что не может быть никогда. То есть общество подумало: нас хотят обмануть, да еще и так топорно…

Ивана удалось отбить, но мы с вами знаем немало примеров, когда независимых журналистов или гражданских активистов по беспределу отправляли за решетку. Насколько часто вы чувствуете себя в опасности, учитывая специфику вашей работы?

– Тут даже специфика работы не так важна. Каждый гражданин, каждый человек в нашей стране, к сожалению, не может себя чувствовать в полной безопасности. И если в 90-х это была опасность попасть в случайную бандитскую перестрелку, то теперь можно случайно попасть в тюрьму.

Например, история моего младшего брата, когда ради «палки» ему абсолютно по той же статье подкинули наркотики и хотели осудить на 10-11 лет.  Я рассказал об этом и тоже поднялось большое общественное недовольство.  В итоге брата не выпустили, но статью изменили на хранение.

Нам, к сожалению, не удалось его отбить, но удалось существенно снизить наказание не за что.

ЯРНОВОСТИ: Иван Голунов после такой ситуации сильно изменился? Она его не сломила?

– Она его не сломила, но он сильно замкнулся. Он стал больше волноваться о собственной безопасности и это правильно. Если раньше у него были враги только те, о которых он писал, то теперь к ним добавились и те, кто его арестовывал. Они уже лишились многого, например, своих постов.

Мы боимся, что в будущем может случиться какая-то провокация, месть и они как-то попытаются доказать, что наркотики ходят у нас по редакции.        

ЯРНОВОСТИ: Протесты против вывоза московского мусора стали одной из главных тем в независимых изданиях. В Ярославле такие протесты тоже были, но здесь власть довольно быстро пошла на попятную. Судя по официальной информации, вывоз мусора прекратился. Видимо, таким способом губернатор Миронов пытался набрать очки?

– Скорее, таким способом он пытается их не растерять. Вряд ли получится набрать очки таким образом, но если он этого не сделает, то может очень легко оказаться без поддержки и быть либо уволенным, либо неизбранным на следующих губернаторских выборах. 

ЯРНОВОСТИ: При ваших словах «либо уволенным», применимых к губернатору, отчего-то вспомнилась крылатая фраза из «Джентльменов удачи» – кто ж его посадит, он же памятник? Есть логичные сомнения – кто же его уволит? Он же приближен к  главе государства.

– Да, но когда наверху видят, что электоральной поддержки нет, а предстоят выборы, зачем делать ставку на человека, который их проиграет? В такой ситуации просто производят рокировку, ставят нового и. о. губернатора с задачей, чтобы он выиграл выборы.

ЯРНОВОСТИ: Сегодня, вы не только журналист, но и преподаватель, так что этот вопрос имеет прямое отношение к вашей работе со студентами. Есть ли будущее у российской журналистики?

– Знаете, многие на эту тему пессимистичны, поскольку действительно кольцо сжимается, это уже затронуло и интернет. Такое ощущение, что работать негде. Но тем не менее, во-первых, очень многие профессионалы-коллеги, уходившие из тех изданий, которые становились государственными или окологосударственными, быстро находили работу.

А во-вторых, мы тоже выпускаем студентов, и те студенты, которые действительно хотят быть журналистами, в итоге достаточно легко ими становятся и работают в приличных изданиях.

Просто журналистика становится более предметной, более локальной. Сейчас много бодрых, классных, новых стартапов, те же «Нож», «Мел», которые себя показали на рынке. Они задают тренды и совсем не свидетельствуют о том, что журналистика умирает.

И то, что она мельчает, не значит, что она умирает. То есть был такой мамонт, который вымер и разделился на очень много маленьких мамонтенков, которые бодрее и более динамично умеют реагировать на ситуацию.

Журналистика измельчала, но не стала мелочной.

РаспечататьжурналистикамитингиМедузаилья жегулев
Цирк август N1

Золотой сезон
Дом ру август 2
Цирк август М8
Заглушка 9
Адвокаты

Наталья Видяева: «В каждой детали Veriko мы пытались подчеркнуть любовь к нашим гостям»

Под такие условия ипотеку стоит брать!

Мир Дерева июль 2019

Политолог Аббас Галлямов: «За 20 лет поведенческая модель Владимира Путина не изменилась»

Алексей Богачев: теперь вместе с традиционными услугами Промсвязьбанк выполняет операции по гособоронзаказу

Антон Герасимов: «Филиал ПАО «МРСК Центра» - «Ярэнерго» готов к прохождению предстоящего осенне-зимнего периода».

Александр Елесин: «Когда играешь в хоккей, о боли и травмах не думаешь»

© 2011 — 2019 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика