ТРОЙКА_РЕД
Альфа_мед

Татьяна Степанова: «Я в отставку не собираюсь»

Сегодня уполномоченный по правам ребенка в Ярославской области Татьяна Степанова провела брифинг, в ходе которого отчиталась о результатах работы рабочей группы, созданной по распоряжению губернатора для проверки деятельности органов опеки и попечительства Ростовского района.

Напомним, поводом для этого стало убийство 13-летней воспитанницы приюта в с. Мосейцево. Как сообщалось ранее, в ходе работы комиссии уже освобождены от должности начальник отдела опеки и попечительства управления образования Ростовского района и начальник отдела по делам несовершеннолетних районной администрации.

В общем-то никаких сенсаций Татьяна Александровна не опубличила, итоги проверки были, в целом, предсказуемы. Но они вызвали новые вопросы.

Как рассказала уполномоченный по правам ребенка, комиссия, в состав которой входило 15 экспертов, «очень серьезно поработала» в течение четырех дней.

– Анализировалась работа органов опеки и попечительства, отдела по делам несовершеннолетних и комиссии по делам несовершеннолетних, органов социальной защиты, образовательных организаций, где обучались дети, медицинская организация, и также было проведено собеседование с жителями села Мосейцево на предмет ситуации, связанной с гибелью ребенка, – пояснила она.

Результаты работы комиссии выглядят вполне благостно: с образованием у девочек все в порядке, что подтвердила независимая аттестация в рамках работы группы. Учителя к семье претензий не имеют, священнослужители Белогостицкого храма, прихожанами которого являлась семья, тоже ничего странного не замечали. Да и жители Мосейцево, опрошенные комиссией, ничего ужасного не слышали и не видели.

– Отмечают, что семья года 3-4 назад стала более закрытой. На наш вопрос, в чем это выражалось, сказано было так, что, во-первых, построен был высокий забор. Второе, если раньше более активно участвовали в различных праздниках, то участие стало значительно меньшим. Но в то же время никаких криков детских, никаких там зовов о помощи и что-либо такого жители не отмечают. От жителей этого села не поступало никаких обращений в официальные органы, – рассказала Татьяна Степанова.

Остается только гадать, каких именно жителей опрашивала комиссия, если общественность обсуждает жизнь приюта именно со слов местных жителей. Кроме того, о беседах с ними рассказывает и уполномоченный Центра религиоведческих исследований в Ярославской области, член Совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ Евгений Мухтаров. И по его словам картина получается прямо противоположная.

Впрочем, некоторые факты, озвученные Татьяной Степановой все-таки заставляют задуматься. Например, органами социальной защиты населения семья Любимовой была поставлена на учёт как многодетная. При этом от всех положенных по закону мер социальной защиты Любимова отказалась. Кроме того, медицинские карты Любимовой и ее детей находились у многодетной матери на руках. И, по сведениям, полученным комиссией, ни в скорую помощь, ни в больницы Ростовского муниципального района, ни в областную клиническую детскую больницу Любимова не обращалась. Подробных комментариев этим обстоятельствам Татьяна Александровна не дала.

Однако детский омбудсмен отметила, что комиссия выявила факты «формального оформления документов» сотрудниками комиссии по делам несовершеннолетних и отдела по делам несовершеннолетних.

– Почему мы можем говорить о формальности, потому что в большей степени были такие, я бы сказала даже клише, некоторые по фактам рассмотрения какого-либо дела. Поэтому проблемы в комиссии по делам несовершеннолетних были установлены. По органам опеки и попечительства – ненадлежащее оформление документов, но мы смотрели документы, сразу вам оговорюсь, начиная с 2001-2003 года. Впоследствии все эти документы были доработаны, но на момент оформления нарушения все-таки установлены были, – рассказала Степанова.

По поводу того, каким образом шестерых детей отдали пожилой женщине с неизвестным доходом и паспортом старого образца, Татьяна Степанова пояснила, что «этими вопросами сейчас как раз и занимаются»:

– Все документы посмотрели специалисты опеки города Ярославля. На тот момент, когда оформлялась опека, это был 2001 год, все документы в наличии имеются, – отметила она.

Получается, что двух ростовских чиновников отстранили от должности именно за формальное и ненадлежащее оформление документов, которые впоследствии «были доработаны»? Своеобразные оргвыводы, по сути, сделанные по формальным же обстоятельствам. Зачем? Чтобы возложить ответственность хоть на кого-то?

На вопрос о собственной ответственности, Татьяна Степанова попросила «знать и более детально изучить мои должностные обязанности, прежде чем какие-то клише ставить». При этом она четко заявила, что не планирует подавать в отставку.

– Вы знаете, как человек я себя чувствую очень плохо, мне очень тяжело, и, наверное, никого равнодушных в этой ситуации нет, потому что погиб ребенок. Но сводки по жестокости обращения в семье, они идут, к сожалению, практически каждый день. И прошу вас учесть: в области в семьях проживает более 215 тысяч детей. Что происходит в каждой семье – уполномоченный знать, конечно, не может. Моя задача – если мне стало известно о нарушении прав ребенка, сделать все, чтобы восстановить эти права. И через Следственный комитет, и через органы внутренних дел, это может быть и мое собственное вмешательство, – сказала Татьяна Степанова.

Она также подчеркнула, что в ее функции входит прием граждан, реакция на обращения, присутствие в судах, если есть необходимость защитить ребенка в суде, подготовка информации о возможных нарушениях прав ребенка в правоохранительные органы и контроль за деятельностью органов опеки и попечительства и учреждений, занимающихся защитой прав детства, если поступают соответствующие жалобы.

– За мной осуществляет контроль, естественно, Павел Алексеевич Астахов. И, конечно, я отчитываюсь перед Думой, перед губернатором и перед общественной палатой. За рамки полномочий я не имею права выходить. При этом я инициирую законопроекты, пишу заключения, пишу обращения. Не надо из меня делать «девочку или мальчика для битья», – резюмировала Татьяна Степанова.

В общем, с учетом всего вышесказанного можно еще раз вспомнить высказывание одного их пользователей Ярпортала, отметившего по поводу работы комиссии под руководством Татьяны Степановой, что «только первоочередная цель будет – доказать, что их вины в произошедшем не было». Что ж, действительно, получается, не было. А компетентность следственных органов покажет время.

РаспечататьЯрославская областьМосейцевоуполномоченный по правам ребенкабрифинграбочая группа

ХАРТИЯ
Старый город

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика