Новая запись 226
Альфа_мед

Unick: ростки современного искусства в городе коммерсантов

Unick - это уникальность. Эта надпись, сделанная одним человеком или одной компанией людей, повторяется сотни раз на российских фасадах. Unick постоянно движется: на борту большого красного фургона — и в своем развитии. Это команда, образ жизни, а теперь — арт-пространство в Ярославле, созданное Анатолием Байковым, также известным как Анатолий Modvag.

Это его Сальвадор Дали смотрит на улицу Свободы, его Юрий Деточкин говорит заволжанам: «Берегись автомобиля!», его фронтовики празднуют День Победы в Брагино.

Публикуем большой монолог художника о рисунках в школьной тетради, первом стрит-арте, сотрудничестве с мэрией и создании галереи современного искусства в городе коммерсантов.

«Впервые я граффити увидел в Костроме классе во втором по дороге в школу. Это был диджей, который крутил пластинку. Я тогда вообще не понял, что происходит. Потом наткнулся на рекламу по телевизору, как Da Boogie Crew танцевали и рисовали на стенах. Я такой: «Вау, ничего себе, вот это прикольно!».

В Костроме же были мои первые работы. Мне тогда больше доставлял сам процесс, а не результат. Мне просто нравилось рисовать баллончиком. Осознано я начал заниматься граффити в восьмом классе, когда уже переехал в Ярославль с семьей.

С ребятами во дворе мы объединились в команду и рисовали везде: в троллейбусах, маршрутках, на стенах рядом с домом и в других районах. Даже не помню, как мы себя называли. Какие-то три русские буквы, даже без расшифровки. Ее мы попросту не придумали — не понимали, что мы делаем и для чего.

Тогда мы мало что знали о граффити. Все, что было доступно, передавалось дисками. Архивы фотографий зарубежных художников, кто-то привозил журналы из-за границы. И мы считали, что граффити — нелегальное рисование на стенах, просвещение своего имени. По сути, это антисоциальное, несколько эгоистичное явление.

В какой-то момент, классе в 11-м, я понял, что от моего творчества мало отдачи. Я рисую, но получаю один негатив. А рисовать мне очень нравилось всю жизнь. Почему бы не научиться получать за это деньги?

Помню первый заказ. У нас во дворе стояла заброшенная «Волга». У нее был хозяин — мужичок жил на десятом этаже. Машина стояла на газоне, и никто не мог заставить его убрать этот хлам. И вот какой-то дядя к нам подошел и говорит: «А вы можете ночью прийти разрисовать эту «Волгу»?». И предложил нам по 500 рублей и краску. Мы «Волгу» полностью залили серебряной краской, с колесами, со стеклами. Нарисовали поверх цветы и надпись: «Дядьково». На следующий день идем, а там — просто очередь из девчонок, которые фотографируются. Еще месяц люди ходили посмотреть на новый арт-объект.

Так я понял, что в этом есть потенциал. Надо начинать двигаться. Мы начали рисовать.

Вообще, я нигде этому не учился. Просто рисовал везде, где можно. В школе у меня был друг Миша Архипов. Он, к сожалению, разбился на втором курсе университета. Вот он к нам пришел в 9 классе, но проучился только год. Но за это время он научил меня всему: основам композиции, построения и всему прочему. Просто на словах: «Это так делай, это — так».

Наверное, из-за него я начал так активно рисовать. Он постоянно в школе исписывал все тетради, его вечно за это ругали. А потом я перехватил эстафету. Идет урок, а я прямо в «классной работе» рисую. Родителей из-за этого постоянно вызывали. Мама говорила: «Если мой ребенок сдает домашнее задание и успевает на уроках, какие могут быть к нему претензии?».

И правда, в школе на успеваемость мое увлечение не влияло. Но в университете я не учился вообще — не мог сконцентрироваться. После второго курса я понял, что не смогу и рисовать, и получать образование. Я переводился, менял группы, как-то крутился, чтобы меня не отчислили, но никогда не изменял своему хобби, которое стало теперь моей работой.

Университет я бросил и не жалею об этом. Но жалею, что не пошел учиться сразу тому, что было бы связано с искусством и моим увлечением.

Со временем все стало гораздо серьезнее. В 2016 году, когда мне было 24, я открыл ИП. Вместе с коллегой мы запустили свой сайт. Поначалу было много сложностей. Люди не понимали, что мы делаем, даже когда это были коммерческие заказы. Это не помещалось в их головах. Когда ты рисуешь граффити, в 99% ты получаешь негатив. Я решил, что нужно рисовать что-то осмысленное, с идеей, посылом или хотя бы просто что-то красивое.

И к нам стали обращаться. В основном, предприниматели, которые хотели украсить офисы или стены предприятий. Потом — администрации районов, мэрия. Недавно вот мы рисовали на хлебозаводе.

Что касается властей, у нас с ними давняя история, никогда я никого не подводил, помогал проводить граффити-фестивали, подсказывал что-то. И многие знали о моей давней мечте — открыть в Ярославле арт-пространство, некий аналог московского «Флакона» или «Винзавода» в Воронеже.

С этой идеей я проходил лет шесть, наверное, по разным инстанциям, обращался к богатым людям за помощью, но всегда получал отказ: никто не видел перспектив, не понимал, зачем городу творческая молодежь, если есть арендные площади, которые можно сдать под шубы и сумки.

В этом году мы с женой приняли решение, что во что бы то ни стало нужно создать место, где нерассмотренные таланты смогут реализовывать свой потенциал. Мы нашли помещение, начали заниматься ремонтом. Сейчас у нас небольшая галерея и магазин. Та ниша, которую мы занимаем — абсолютно непаханая. Пока мы одни.

И вот ребята из мэрии нам подсказали, что можно поехать на форум «Таврида». Мы с командой написали грант, показали его Ольге Правдухиной [председатель Ярославской областной общественной организации Российского союза молодежи], и после небольшой редактуры мы поехали. Уже там на месте я вносил какие-то коррективы и почти не успел посмотреть сам форум.

Оказалось, не зря — мы выиграли грант под развитие того места, где мы сейчас находимся.

Наша основная цель — популяризация современного искусства. В Ярославле его как бы нет. Происходит какими-то вспышками, которые забываются на следующий день. А мы хотим, чтобы люди, которые не очень осведомлены, что происходит в мире, какие есть альтернативы академическому искусству, видели, какие бывают таланты даже среди их соседей.

Мнение, что это история только про уличное искусство, ошибочное. Да, наши корни идут оттуда. Но это лишь один из камней в фундаменте. А мы хотим построить дом, где будут рады всем.

Ярославль — город коммерсантов. Мы находимся на третьем или четвертом месте по торговым площадям на душу населения в России… Люди застряли в мышлении 90-х или ранних нулевых. Молодежь хочет представлять какую-то цивилизованную нацию, но, к сожалению, в массе для этого ничего не делается.

В городе постоянно открываются новые пивнухи, рестораны, бары — не хватит пальцев рук, чтобы посчитать, сколько их в радиусе километра. Столько не нужно, это уже чересчур.

Ярославлю нужны люди новой формации, которые поймут, что важно не только материальное, но и культурное. Тогда все заработает и будет «как в Москве».



Распечататьграффитиunickанатолий modvagтаврида

Дзержинский управдом
ТГК_2
ЖК Арена
Адвокаты

Депутат Дмитрий Яковлев — о заседании комитета по здравоохранению

© 2011 — 2020 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика