Трубокомплект
Альфа_мед

Военное предложение: почему события в России стоит называть их настоящими именами

На этой неделе Госдума приняла в третьем чтении законопроекты об иностранных агентах, а также о возможности досудебного отзыва или приостановки лицензий у СМИ за публикацию «непроверенной информации».

ЯРНОВОСТИ подробно рассказывали об этих законопроектах. Напомним о них вкратце.

Новая редакция законопроекта «Об иностранных агентах» предлагает считать таковыми не только тех, кто получает иностранное финансирование и занимается общественно-политической или медийной деятельностью, но и лиц, «находящихся под иностранным влиянием в иных формах».

Что такое «иностранное влияние» в тексте законопроекта описано крайне расплывчато: это «поддержка лица иностранным источником (иностранным государством или международными организациями), оказание воздействия на это лицо, в том числе путем принуждения, убеждения, а также иными способами».

Также законопроект предлагает обязать указывать формулировку о том, что некий материал произведен иностранным агентом не только при производстве этих материалов самим агентом, но и (если речь идет об организации) участниками, сотрудниками, учредителями.

Теперь под статус иностранного агента могут попасть не только НКО и коммерческие предприятия, но и «объединения работодателей, торгово-промышленные палаты, зарегистрированные в установленном законом порядке», а источниками финансирования «агентов» могут стать даже «иностранные структуры без образования юридического лица», а также неформальные общественные объединения.

Впрочем, это не будет касаться НКО, которые будут проповедовать тему защиты человеческой жизни, семьи, материнства и традиционных семейных ценностей, а также которые будут заниматься благотворительностью, «если соответствующая деятельность не противоречит национальным интересам Российской Федерации».

Помимо нынешних реестров иноагентов-НКО, физлиц-иноагентов, журналистов-иноагентов будет создан новый реестр «физических лиц, аффилированных с иностранными агентами».

Под него подпадут не только нынешние, но и бывшие учредители НКО-иноагентов и люди, получавшие даже в прошлом деньги или имущество от иноагентов. Их внесут в особый реестр, который, согласно нынешнему законопроекту, не налагает на них ограничений.

Как и предполагалось ранее, иностранным агентам запретят преподавать несовершеннолетним, работать в школах и вузах, а также принимать участие в госзакупках, проводить формальные и неформальные экологические экспертизы. Кроме того, иноагентов, которые занимаются творчеством, лишат возможности подавать заявки на государственные гранты, а еще применять упрощенную систему налогообложения.

Что касается изменений в закон «О СМИ», то теперь предлагается отзывать лицензию у иностранного медиа или приостанавливать деятельность российского СМИ по представлению Генпрокуратуры за публикацию:

— недостоверной общественно значимой информации (в том числе — об использовании Вооруженных сил за рубежом и исполнения полномочий госорганами за рубежом) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий;

— информации, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, выражает явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации;

— информации с призывами к организации или участию в несанкционированных публичных мероприятиях, массовым нарушениям общественного порядка и общественной безопасности, введению санкций либо содержащей пропаганду, обоснование и (или) оправдание осуществления экстремистской деятельности.

Грубо говоря, абсолютно любое СМИ может быть заблокировано, потому что ни одно из них не основывает свою деятельность только на официальных сообщениях органов государственной власти или исключительно на личных наблюдениях корреспондентов, ведь даже показания свидетелей Генпрокуратура может счесть «недостоверными».

Что касается понятий «оскорбления общественной нравственности и человеческого достоинства», получается, что определять границы этой нравственности будет опять же прокурор.

Сегодняшняя новость из Госдумы не легче: правительством внесен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обеспечения Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов при проведении контртеррористических и иных операций за пределами территории Российской Федерации».

Законопроект предлагает дать кабмину право вводить специальные меры в сфере экономики в интересах госзаказчиков — Минобороны, ФСБ, МЧС, Росгвардии. В частности, речь идет о выполнении заказов этих ведомств «за пределами установленного рабочего времени» (включая выходные и праздники).

Также документ запрещает отказываться от участия в заказах на «поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг в целях обеспечения проведения контртеррористических и иных операций за пределами территории Российской Федерации Вооруженными Силами Российской Федерации, другими войсками, воинскими формированиями и органами». Заказчик при этом сможет менять условия контракта в процессе его исполнения.

В пояснительной записке правительство пишет, что в условиях проведения специальной военной операции на Украине есть повышенная потребность в ремонте вооружения и техники.

«Необходимость оперативного удовлетворения указанных потребностей, особенно в условиях введения иностранными государствами и международными организациями ограничительных мер в отношении граждан Российской Федерации и российских юридических лиц, потребует временно сосредоточить усилия в отдельных отраслях экономики (на отдельных направлениях), дозагрузить производственные мощности организаций оборонно-промышленного комплекса, включая мобилизационные, и организовать ресурсное обеспечение поставок в рамках государственного оборонного заказа для чего предлагается предоставить Правительству Российской Федерации полномочия: принимать решения о введении специальных мер в сфере экономики», — честно гласит пояснительная записка к законопроекту.

На подходе — законопроект о запрете митингов у органов публичной власти, вокзалов, спортивных объектов и так далее.

Термина «война», как известно, в публичной риторике необходимо избегать, более того — за смешивание терминов «специальная военная операция на Украине» и «война» СМИ может быть заблокировано Роскомнадзором в считанные часы.

В итоге в публичном поле сложилась странная ситуация. С одной стороны, все говорят о неких «законах военного времени», требуя, чтобы замолчали даже не враги, но и более или менее безобидные критики российской власти. С другой стороны, никакого военного времени нет, есть время спецоперации и «спецоперационные» законы, регулирующие сейчас общественную и экономическую жизнь практически с той же жесткостью, как это могло быть при военном положении.

Разница на самом деле уже косметическая, причем в пользу военного положения.

Напомним, на территориях, где вводится военное положение, права и свободы граждан ограничиваются, усиливается охрана общественного порядка, государственных и инфраструктурных объектов, может проводиться эвакуация, вводится особый режим въезда на территорию, приостанавливается деятельность политических партий, а граждане привлекаются к выполнению работ для нужд обороны. Также вводится военная цензура.

Сейчас в России и так усилена охрана правопорядка, вводятся все новые запретительные меры в сфере общественной деятельности, а нынешние ограничения для СМИ, фактически ставящие по угрозу закрытия все издания, которые работают не только с официальной информацией, уже де-факто являются цензурой. И это не считая перспективы сажать на 10 лет людей, репостящих в блогах новости с фронта, которые признают фейками (что уже спровоцировало шквал доносов).

Что касается политических партий, то, при всем уважении, во многом их деятельность и так приостановлена с начала спецоперации, так как практически все они считают необходимым в нынешний момент сплотиться вокруг президента и его решения.

Может быть, имеет смысл уже сказать эти слова — «военное положение»? Тогда не понадобится еженедельно принимать все новые законы, которые будут эзоповым языком вводить «особые» режимы для «особого» времени, а некие непонятные и непрописанные «законы военного времени» в исполнении диванных экспертов, на войне никогда не бывавших, наконец, уже получат простое выражение.

У военного положения есть еще одно преимущество: его конечность. Любая война неизбежно заканчивается миром, а военное положение снимается, и общественная жизнь налаживается. Проблема нынешних «спецоперационных» законов в том, что спецоперация может закончиться, а вот законы — останутся, и тогда мы на долгие десятилетия можем зависнуть в режиме «ни мира, ни войны, но все равно нельзя»: срока действия у них нет.

Официальное военное положение — честнее, чем бесконечный спецрежим, только и всего.

 

Екатерина Винокурова,

Специально для ЯРНОВОСТЕЙ

Распечататьвоенное положениеспециальная военная операция

ЖК Арена
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика