Чернов и Партнеры
Заглушка

ЯРСТАРОСТИ: Александр Чичкин – ярославский отец японского чуда

«Больно и грустно смотреть, будучи русским, на круглогодовое пиршество европейских коров на ухоженных до блеска полях и пастбищах Дании, Голландии, Франции, ещё тяжелее осознавать, что мы, русские, не имеем всего этого, потому что не умеем работать. Мы либо лежим, либо бежим. То на боку, то на скаку! Золотой середины нет, ритма нет. Зато равнодушия, упования на авось, обломовщины, маниловщины, любителей потешаться, зубоскалить и подставлять ножку тем, кто умеет и хочет работать, хоть отбавляй. Помешать работать всегда легче, чем помочь, и этим большинство наших чиновников занимается» (из записей А. В. Чичкина к выступлению на собрании, посвященном памяти своего учителя Н. В. Верещагина в 1907 году). 

В начале 20 века крестьянский мальчик из Ярославской губернии стал «молочным королем» России. После революции он сумел ужиться с советской властью и даже – единственный дореволюционный миллионер – был награжден орденом «Знак почета» и удостоен персональной пенсии. Его идеи по мотивации персонала помогли возникнуть японскому чуду, но – и это так знакомо – до сих пор не в полном объеме оценены на Родине.

Сегодня материал ЯРСТАРОСТЕЙ посвящен одному из легендарных российских предпринимателей, уроженцу Ярославской земли Александру Васильевичу Чичкину.

Наш герой родился в 1862 году в селе Коприно Мологского уезда Ярославской губернии в семье волжского лоцмана. Сейчас родовое гнездо Чичкина скрыто водами Рыбинского моря. Село было большим (в нем жило до восьми тысяч человек!) и предприимчивым. В нем активно развивались различные промыслы, в том числе сыроварный. Мальчишкой Александр Чичкин очень интересовался кустарным производством молочных продуктов.

В 1870 году Николай Верещагин (старший брат знаменитого художника Василия Верещагина) и владелец молочной фермы купец Владимир Бландов открывают в селе Едимонове Тверской губернии первую в России молочную школу. Вместе с обычными предметами школьников там обучали основам переработки молока.

Дело в том, что Верещагин увлекался идеями Чернышевского и по примеру народников стремился улучшить жизнь крестьянских общин. Одним из путей для этого он считал сыроварение. Обучившись делать сыр в Швейцарии, Верещагин, вернувшись в Россию, начал учить этому крестьян. Николай Васильевич стал помогать им открывать артельные сыроварни, но для производства не хватало обученных работников. Вот этот пробел и должна была заполнить едимоновская школа.

Дело пошло хорошо, и в Коприно был открыт филиал молочной школы. В него в числе нескольких копринских мальчишек поступил и Чичкин. Он оказался одним из самых способных учеников и обратил на себя внимание Владимира Бландова, который начал ему помогать в дальнейшем образовании.

Владимир Иванович оплатил учебу Чичкина в реальном училище в Москве, затем – в Петровской (ныне Тимирязевской) сельскохозяйственной академии. Для завершения образования Бландов отправил Чичкина на три года в Париж, в институт Пастера.

Вернувшись в Россию, Александр начал работать в одном из магазинов Бландова. Вскоре он женился на племяннице Бландова Евдокии. Тесть помог Чичкину получить ссуду на собственное дело, и в 1888 году в Москве на Петровке, 17 открылся первый специализированный молочный магазин Чичкина.

Ставку Чичкин сделал на качество продукции, что обеспечивалось в первую очередь практически стерильной чистотой и жестким контролем. Фасад магазина был выложен белой плиткой. Современники так описывали «молочные склады» (так назывались его магазины) Чичкина: «Все помещения с пола до потолка ежедневно мылись специальными резиновыми щетками, раствором мыла и соды, после все смывалось из шлангов чистой водой. Все металлические части – дверные ручки, кронштейны – начищались как на военном корабле. Выполняли эту работу сами рабочие после разлива молока».

Александр Васильевич гарантировал качество товара. Каждое утро завозилась новая партия, а то, что не было продано за день, на следующий день на показ выливалось в канализацию. Делалось это демонстративно, чтобы все видели, что в магазинах Чичкина продается только свежее молоко.

Постепенно Александр Чичкин создал целую сеть молочных магазинов, конкурируя в первую очередь со своим благодетелем и тестем Владимиром Бландовым. Причем это была настоящая торговая война, без скидок на дружбу и родство. Как вспоминал Константин Паустовский, «если на одном углу был облицованный белым кафелем магазин Чичкина, то на другом углу обязательно поселялся синий Бландов, чтобы перебить торговлю своему соседу». 

«Вся Москва тогда была покрыта сетью молочных магазинов Чичкина и его конкурента Бландова. Чуть ли не на каждом квартале в облицованных кафелем (белым изнутри; зеленым с улицы) магазинах продавались молочные продукты и колбасы»,  – писал в своих воспоминаниях Евгений Шварц.

Наладив процесс торговли и открыв несколько десятков магазинов, Александр Чичкин строит крупнейший в Европе молокоперерабатывающий завод. В 1910 году в Москве, на Новорязанской улице в Басманном районе, начинает свою работу завод, который мог перерабатывать в день до 150 тонн молока (европейские заводы перерабатывали тогда до 30 тонн в день). Завод производил творог, сметану, сыры, масла, ряженку. Через пару лет начинает свою работу еще один большой завод Чичкина, построенный в Одессе.

Ко времени революций 1917 года в Москве работал 91 магазин Чичкина. В «империи» Александра Васильевича были два крупных молочных завода в Москве и Одессе, заводы, производящие масло и сыр, в Херсонской, Бессарабской, Ярославской и Костромской губерниях, 27 магазинов в Подмосковье, 40 маслозаготовительных станций, магазины в Одессе, Киеве, Харькове, Тбилиси, Баку, Ростове-на-Дону.

Чичкин стремился ко всему новому. Он сам управлял своим автомобилем «Роллс-ройс» и самолетом «Фарман-7». Есть сведения, что именно в магазинах Чичкина впервые в России стали применяться кассовые аппараты. Не принимая многие из порядков царской России, Александр Васильевич поддерживал выступления 1905 года. В 1917 году он прятал от полиции в своем доме Вячеслава Молотова и Николая Подвойского. Что, впрочем, не мешало Чичкину поставлять молоко для наследника престола в Царское Село.

Революция 1917 года, сломавшая жизнь в России, открыла цепь трагических событий для Чичкина. В 1918 году попал под трамвай и погиб его единственный сын. Ему было всего 19 лет. В Одессе умирает его брат Иван, а приехавший на его похороны брат Николай погибает, упав в шахту лифта. Александр Васильевич с супругой выезжают в Одессу. Там до них доходят известия о национализации их компании. Чичкины эмигрируют во Францию.

В 1922 году Александр Чичкин, поверив в НЭП, возвращается в Россию. Ему разрешают открыть один магазин. Кроме того, он консультирует работников Народного комиссариата внешней торговли. Это не стало защитой для бывшего миллионера. В 1929 году Чичкина отправляют в ссылку в Северный Казахстан. Впрочем, по сравнению с сотнями тех, кто был в эти годы расстрелян, Александр Васильевич отделался легко.

К началу 1930-х годов пищевая промышленность страны практически разрушена, поскольку НЭП был отменен, а все усилия индустриализации направлены на тяжелую индустрию. Поэтому Вячеслав Молотов, ставший к тому времени председателем правительства СССР, в 1931 году содействует возвращению Чичкина из ссылки и возвращению ему всех прав.

Уже в следующем, 1932 году Александр Васильевич организует на своем бывшем заводе, который теперь носит имя Максима Горького, выпуск пастеризованного молока. Все 1930-е годы Чичкин занимается развитием в стране молокоперерабатывающей промышленности. Он уже получает персональную пенсию (для читателей, не знакомых с советскими реалиями, поясню, что это было очень круто) и – единственный в прошлом миллионер – награждается орденом «Знак почета».

Во время Великой Отечественной войны Чичкин находится в Средней Азии. Туда эвакуировано немало скота и некоторые молокоперерабатывающие предприятия. Александр Васильевич занимается технологиями быстрого увеличения выпуска качественных молочных продуктов (в том числе всеми любимой «сгущенки»). По случаю 80-летнего юбилея бывший «молочный король» России получает звание «Ударник третьего пятилетнего плана».

После войны Александр Васильевич продолжает заниматься любимым делом. В 1947 году он разрабатывает рекомендации по развитию на освобожденных территориях страны небольших предприятий по переработке молока. Рекомендации Чичкина были учтены и внедрялись в 1950-х годах.

Сам Александр Васильевич этого не увидел. Он умер в 1949 году на 87 году жизни. Организацией его похорон занимался сам Анастас Микоян. Могила Чичкина находится на Новодевичьем кладбище. В честь Александра Васильевича был назван один из арбатских переулков (правда, исчезнувший с лица земли в 1956 году, при перестройке центра столицы).

Что же определило успехи Чичкина в развитии его молочной «империи»? Помимо личных качеств самого Александра Васильевича, его таланта и знаний, определяющую роль в этом сыграла разработанная им оригинальная система подготовки кадров.

На предприятиях Чичкина трудилось более трех тысяч сотрудников. Он придавал огромнейшее значение работе с кадрами и лично знал около двух тысяч из них. Александр Васильевич старался создавать для них хорошие условия жизни – общежития с бесплатными прачечными, столовыми и лечебницами. Чичкин поддерживал у молодежи желание учиться и оплачивал учебу, причем не только по «молочным» специальностям.

Но основой работы с кадрами стала разработанная Александром Чичкиным система мотивации сотрудников в зависимости от возраста. Она не была тайной, о ее честных и справедливых принципах знали все сотрудники. К каждой возрастной категории Чичкин применял свои подходы и стимулы.

Первый этап – «Рождение мечты и любви к профессии» ­– был рассчитан на подростков до 20 лет. Он начинался с обучения детей с 8 лет в школах и их профориентации. К школьникам присматривались, успевающим покупались подарки, лучшие отбирались для дальнейшего продвижения. В 13-14 лет они отправлялись в Москву, где жили на полном обеспечении предприятия. Ученики обучались необходимым в работе навыкам, помимо этого в обучении была предусмотрена широкая культурная программа.

Второй этап – «Энтузиазм» – молодые сотрудники 20-24 лет. В этот период их перемещали с места на место, давали им разные задания, а опытные наставники смотрели, где и в чем они себя лучше проявят.

Третий этап – «Честолюбие и тщеславие» – по классификации Чичкина относился к возрасту 25-30 лет. Здесь сотрудники особо жестко контролировались, им устраивались внезапные проверки. Но и награды были весомы – именно в это время в зависимости от склонностей, знаний, опыта и наработанного авторитета они расставлялись по должностям, на которых должны были работать.

Четвертый этап – «Спокойное ожидание» – 30-40 лет. Сотрудники честно работали на занимаемой должности, зарабатывая премии, бонусы, льготы (все знали принципы их начисления).

Пятый этап – «Исполнение мечты». Он был самым длительным, с 40 до 65 лет. Неизбежное снижение производительности труда сотрудники этого возраста компенсировали знаниями и опытом. Они наделялись правом учить и проверять молодых сотрудников.

На предприятиях Чичкина существовали свои выплаты за «выслугу лет». После пяти лет работы сотрудники получали 50 рублей, после десяти лет – 100 рублей, затем выплаты становились ежегодными. Часть заработанных сотрудниками личных денег пускалась в оборот вместе с деньгами фирмы под 6% годовых. Это приносило заметный доход, и к выходу на пенсию каждый сотрудник имел свой капитал на старость.

При этом существовала строгая система контроля. Был создан особый отряд ревизоров, которые проводили внезапные проверки качества продукции и работы сотрудников. Мнение ревизоров являлось решающим при решении кадровых вопросов.

Идеи А.В. Чичкина по работе с персоналом были заимствованы в Японии и послужили одной из причин послевоенного японского экономического чуда. Эффективно работает в Японии система пожизненного найма от ученика до пенсионера, принципы наставничества, обеспечение справедливого и стабильного социального климата в компании. Это обеспечило рост производительности труда и высокую мотивацию сотрудников на всех должностях.

Рассказывают легенду, что в 1982 году японцы приехали в Советский Союз, чтобы вручить премию – 2,5 миллиона долларов наследникам Чичкина в благодарность за его систему работы с кадрами. Оказалось, правда, что никто из тогдашних советских чиновников не знал такой фамилии, и японцы уехали, забрав премию обратно.

«Поэты поэтами, но ведь и бочкою масла, и головкою сыра, и бутылкою вкусного молока можно в равной степени славить свое Отечество, служить благу и расцвету родной земли», – написал в своем дневнике Александр Васильевич Чичкин, всей своей жизнью подтвердив правоту этих слов.

Александр Шиханов

Распечататьалександр чичкин

Комментарии:

    Заглушка
    Дом.ru июнь 2019
    Золотой сезон апрель 2019
    Заглушка 9
    Адвокаты

    Мир Дерева

    ЯРСТАРОСТИ: Войны генерала Павла Батова

    ЯРСТАРОСТИ: Сады, огороды и деревянные дома – Ярославль в начале 20 века

    © 2011 — 2019 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

    Яндекс.Метрика