Чернов и Партнеры
Заглушка

ЯРСТАРОСТИ: Два дома — два расстрела. Часть 2

Кто интересуется этой историей глубоко, тому посоветую обратиться к прекрасной книге Евгения Соловьева «Расстрелянный Ярославль», на 800 страницах которой изложена вся панорама тех трагических событий.

Здесь же будет рассказано только о двух эпизодах, связанных с восстанием. Причем их и до сих пор легко «привязать» к местности, к существующей ярославской топографии, практически потрогать руками. Сегодня мы расскажем о втором эпизоде – смерти Александра Перхурова.

Теперь мы отойдем буквально на километр от перекрестка улиц Кирова и Андропова и направимся на улицу Собинова, на ее часть от улицы Свободы до Большой Октябрьской. На этом участке, называвшемся по закопанному ручью Нетечей, в 1902 году началось строительство доходного дома купца Сакина. Сейчас это дом № 48 по улице Собинова.

Постройка была задумана хозяином, ярославским купцом первой гильдии Михаилом Петровичем Сакиным, как доходный дом, квартиры которого предназначались для сдачи внаем.

Начало 20 века было расцветом ярославского модерна в архитектуре. Ярославский модерн стал универсальным синтетическим стилем нового типа. В нем смешалось стремление к неповторимым решениям и следование определенной концепции, стилевым деталям. Особенно это проявилось при строительстве доходных домов, пик которого пришелся на начало 20 века не только в Москве, но и в Ярославле. Одним из таких образцов стал доходный дом Сакина. Для всех жильцов дома предлагались подходящие квартиры, разной площади и разной меблировки.

После революции апартаменты доходного дома Сакина были реквизированы новой властью: тонкие дощатые перегородки со штукатуркой по дранке создавали иллюзию обособленности кабинетов. Именно здесь расположилась чрезвычайная губернская комиссия (ЧК), которая в 1922 году организовала суд по делу руководителя ярославского восстания полковника Александра Перхурова.

Создатель и руководитель Союза Защиты Родины и Свободы (СЗРиС), глава ярославского восстания полковник Александр Петрович Перхуров происходил из древнего дворянского рода. Впервые фамилия «Перхуров» упоминается в новгородских писцовых книгах 1495 года. Представители рода Перхуровых появляются на страницах российской истории в 17–19 веках.

Наш герой родился 1 января 1876 года в сельце Шерепово Тверской губернии. Окончил 2-й Московский кадетский корпус и 3-е Александровское военное училище. Военная карьера Александра Петровича началась в 39 артиллерийской бригаде в Карской области. В августе 1901 года способный поручик командирован в Николаевскую академию Генерального штаба и после двухлетнего обучения получил чин штабс-капитана и переведен во вторую Туркестанскую артбригаду.

В 1904 году начинается Русско-Японская война, и Перхуров добровольцем отправляется в Маньчжурию, где участвует в многочисленных боях Русской армии. По окончании войны до 1914 года он служил в Сибирских артиллерийских частях.

С началом Первой Мировой войны в сентябре 1914 года Перхуров прибыл в действующую армию в качестве командира 5 батареи 16 Сибирской стрелковой бригады. В январе 1915 года Александр Петрович за боевые отличия произведен в подполковники, в январе 1916 — в чин полковника в связи с награждением орденом Святого Георгия 4 степени. В феврале 1917 года распоряжением великого князя Сергея Михайловича полковник Перхуров избран к назначению на должность командира 186 Сибирского стрелкового отдельного легкого артиллерийского дивизиона, формируемого на Северном фронте, и в марте вступил в командование частью. В октябре 1917 он был представлен к званию генерал-майора.

Однако планы спутала революция. Полковник Перхуров не принял новой власти. Он присоединяется к белому движению. В январе 1918 года Перхуров встречается в Новочеркасске с генералом Корниловым, который поручает ему организовать в Москве и Центральной России добровольческие отряды для борьбы с большевиками.

Начинается самая яркая страница в жизни Перхурова. С заразительной энергией он приступает к формированию подпольной антибольшевистской организации. Чтобы найти оружие и деньги, привлекает к работе эсера и бывшего террориста Бориса Савинкова, который обещает помочь, но требует назначить себя руководителем организации. Перхуров соглашается. Заговорщики решают назвать свою организацию Союзом Защиты Родины и Свободы (СЗРиС).

В Москве под видом лечебницы открывается конспиративная квартира, которая становится основным штабом СЗРиС. Организация растет, создаются склады с оружием, открываются отделения в Калуге, Ярославле, Рыбинске, Муроме, Казани, Владимире, Коврове, Арзамасе и других городах. К маю 1918 года в СЗРиС состояло более пяти тысяч офицеров. Кстати, интересную интерпретацию работы организации проводит Борис Акунин в романе «Не прощаюсь».

Первоначально планировалось начать восстание против большевиков в Москве, но Перхуров был против, считая, что «в Москве много жителей, с началом восстания подвоз продовольствия прекратится, начнётся сильнейший голод». Тогда было принято решение о начале борьбы в Казани.

Но 30 мая 1918 года большевики захватывают лечебницу и находят план восстания в Казани. Начинаются аресты, рвется связь между отделениями СЗРиС. Перхуров принимает решение о переносе восстания в Ярославль, Рыбинск и Муром. Страны Антанты, которые через Савинкова снабжали заговорщиков деньгами, обещают с началом восстания высадить десант в Архангельске и помочь восставшим.

В ночь на 6 июля 1918 Перхуров начинает восстание в Ярославле, и к полудню большая часть города оказывается в руках восставших. Александр Петрович провозглашает себя Главнокомандующим Ярославской губернии и командующим группой войск Северной добровольческой армии.

Восставшим не хватает людей, оружия. Приходят известия о провале восстаний в Рыбинске и Муроме. Союзники затягивают с высадкой десанта на севере России. Тем временем красные берут Ярославль в кольцо. Начинаются тяжелые оборонительные бои, которые длились 16 дней. Еще раз порекомендую читателям обратиться к изданной к столетию ярославского восстания книге Евгения Соловьева «Расстрелянный Ярославль», где по дням описано все, что происходило тогда в городе.

А вот как устами Даши Телегиной описывает происходящее в трилогии «Хождение по мукам» Алексей Толстой: «Что было дальше — плохо помню: все происходившее было продолжением этой казни, все было насыщено судорогами огромного человеческого тела, не хотевшего умирать… Мне велели идти в какое-то длинное желтое здание с колоннами, и там я писала на машинке приказы и воззвания. Носились мотоциклетки, крутилась пыль… Вбегали взволнованные люди, сердились, приказывали; из-за всего начинался крик, хватались за голову. То — паника, то — преувеличенные надежды. Но когда появлялся Перхуров, с неумолимыми глазами, и бросал короткие слова, — вся суета стихала. На другой день за городом послышались раскаты орудийных выстрелов. Подходили большевики. В нашем учреждении с утра до ночи толпились обыватели, а тут вдруг стало пусто. Город будто вымер. Только ревел, проносясь, автомобиль Перхурова, проходили вооруженные отряды… Ждали каких-то аэропланов с французами, каких-то войск с севера, пароходов из Рыбинска со снарядами… Надежды не сбылись. И вот город охватило кольцо боя. На улицах рвались снаряды… Валились древние колокольни, падали дома, повсюду занимались пожары, их некому было тушить, солнце затянулось дымом. Не убирали даже трупов на улицах. Выяснилось, что Савинков поднял такое же восстание в Рыбинске, где находились артиллерийские склады, но восстание подавили солдаты, что села вокруг Ярославля и не думают идти на помощь, что ярославские рабочие не хотят садиться в окопы, сражаться против большевиков… Страшнее всего было лицо Перхурова, — я повсюду встречала его в эти дни. Это — смерть каталась на машине по развалинам города, все происходившее было будто воплощение его воли».

Практически весь центр города был уничтожен, изуродован. Погибли тысячи ярославцев, десятки тысяч остались без крова. Многие затем покинули город. После страшной расплаты за восстание Ярославль навсегда потерял свой древний вид, не оправившись до сих пор.

Интересно, кстати, что бороться с мятежным Ярославлем большевики направили формирования, состоящие исключительно из иностранцев — латышей, китайцев, чехов. Русских среди расстреливавших древний наш город не было.

17 июля Перхуров с отрядом в 50 человек вырывается из осажденного Ярославля, намереваясь поднять крестьян на борьбу с большевиками и ударить в тыл красным. Но из этих планов ничего не вышло. 22 июля большевики ворвались в город, тут же начались аресты и расстрелы. Так было разгромлено ярославское восстание.

После захвата Ярославля Перхуров решает идти на восток. Он добирается до Казани, где продолжает борьбу с большевиками уже в составе регулярных сил белой гвардии. Сражался под Казанью, под Бугульмой, в Сибири. Адмирал Колчак произвел Александра Петровича в чин генерал-майора с присвоением почётного именование Перхуров-Ярославский.

Александр Петрович участвовал в партизанской войне против большевиков в 1920 году. Попал в плен, заболел тифом. После содержания в лагерях Иркутска, Челябинска и Екатеринбурга в январе 1921 года его освободили и даже назначили как «военспеца» на службу в штаб Приуральского военного округа. Однако уже в мае он был арестован и доставлен в Москву, где почти год шло следствие по делу ярославского восстания.

В июне 1922 года большевики решил устроить над Александром Перхуровым показательный процесс и перевезли его в Ярославль. Так называемый суд проходил в Волковском театре. Приговор был предсказуемым: «Военная коллегия Верховного трибунала ВЦИК приговорила Перхурова Александра Петровича, 46-ти лет, бывшего генерал-майора, окончившего академию Генерального штаба, потомственного дворянина Тверской губернии, на основании части 1 58-й, 59-й и 60 статей уголовного кодекса, подвергнуть высшей мере наказания — расстрелять».

21 июля (в день разгрома ярославского восстания!) 1922 года Александр Перхуров был расстрелян во дворе губернской ЧК — бывшем доходном доме Сакина. Прах его, скорее всего, находится на Леонтьевском кладбище в братской могиле участников восстания 1918 года.

Сейчас в доме № 48 на улице Собинова располагается управление федеральной миграционной службы России по Ярославской области. Но если зайти со двора, то можно увидеть и место расстрела Александра Перхурова, и еще одну отметину ярославского восстания — попадание пушечного снаряда в верхнюю часть выступающего ризолита здания.

Александр Шиханов

РаспечататькнигаЯрославское восстаниеРасстрелянный ярославльАлександр перхуров

Комментарии:

    Студия дизайна
    Дом.ру
    Заглушка
    ЖК Советский
    Адвокаты

    ЯРСТАРОСТИ: Романовы в Ярославле – Петр Первый

    ЯРСТАРОСТИ: Романовы в Ярославле – Михаил Федорович

    Заглушка

    ЯРСТАРОСТИ: Ярославль ссыльный – Стрелецкая слобода

    ЯРСТАРОСТИ: Ярославль ссыльный – Тверицкая слобода

    ЯРСТАРОСТИ: Полиция в Ярославле после революций 1917 года

    ЯРСТАРОСТИ: Кошелек и жизнь – поговорим о доходах сотрудников полиции

    ЯРСТАРОСТИ: «Расстрелянный Ярославль» и «Жестокий романс» – история одного парохода

    ЯРСТАРОСТИ: Как поэт Балтрушайтис увёл дочь купца Оловянишникова

    ЯРСТАРОСТИ: Как писатель Борис Пильняк стал в Угличе «клеветником»

    © 2011 — 2018 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

    Яндекс.Метрика