Заглушка
Заглушка

ЯРСТАРОСТИ: Как Фёдор Шаляпин в Ярославской губернии отдыхал

Артисту так понравилась жизнь на природе, что он решил построить дом в здешних местах. Год спустя Фёдор Иванович подписал купчую на приобретение у Коровина пятидесяти десятин земли, а в мае 1905 года уже отдыхал на собственной даче в Ратухино. Сюда он многократно приезжал с семьёй вплоть до 1922 года.

Интереснейшие подробности пребывания великого певца на Ярославской земле, в Охотино и Ратухино, сохранил для нас Константин Алексеевич Коровин. Его книга «Шаляпин. Встречи и совместная жизнь» – свидетельство талантливого рассказчика, обладающего живым умом, цепкой памятью и, что ещё немаловажно, уникальным чувством юмора. 

На страницах воспоминаний Коровина знаменитый сын земли русской предстаёт натурой живой, вспыльчивой, увлекающейся. Этаким большим ребёнком. Автор книги не боится представлять своего героя смешным, ибо любит его всей душой.

Сегодня исполнилось 145 лет со дня рождения Фёдора Ивановича Шаляпина. Он родился 13-го февраля (1-го по старому стилю) 1873 года. Высокий штиль стал общим местом, когда речь заходит о знаменитых россиянах. Случаи, поведанные Константином Коровиным, подсказывают иную манеру изложения – ироническую, стилизованную под исторический анекдот, близкую к той, что практиковал Даниил Хармс. Думается, от подобной подачи представленный материал только выиграет.

Шаляпин и Коровин

В новом выпуске проекта «ЯРСТАРОСТИ» – девять историй о том, как Фёдор Иванович Шаляпин отдыхал на Ярославской земле. Их рассказал нам художник Константин Коровин.

Как Шаляпин за народ переживал

Шаляпин опасался простого народа. Из Ратухина в Охотино никогда не шёл деревней, обходил задворками. Это не мешало Шаляпину жалеть простой народ. Хлебом его не корми – дай поговорить о горькой крестьянской участи. Подопрёт, бывало, щёку кулаком, да как примется страдать! То о бедности речь заведёт, то о тяжком труде. До слёз себя доводил. А как войдёт в раж – начинаются фантазии. Всё про каких-то диких помещиков, которые запрягали в тройки голых девок, да ещё лупили их кнутами.

– Такого у нас не бывает, – говорил ему, усмехаясь, охотник Герасим Дементьич.

Беседуя с крестьянами, Шаляпин ласково называл их «милягами».

– Ну что, миляга, как уродило? Да, миляга, труды ваши трудные…

– Неча пенять, Фёдор Иваныч, – хитро щурясь, отвечали крестьяне. – Живём ничего, а вот винца в праздник не хватает…

Шаляпин делал вид, что не понимает намёка, и денег на винцо не давал.

Шаляпин в компании крестьянских детей

Однажды в разговоре с охотником Герасимом Дементьичем певец привычно принялся сочувствовать народу. Дескать, спаивают его нарочно, чтоб не смог он осознать своего горького положения.

– Да и ты, Фёдор Иваныч, выпить не дурак, – отвечал ему Герасим Дементьич. – Намедни с Никоном Осипычем полведра на двоих уговорили. Тебя потом на телеге домой везли в бесчувственном состоянии. Вас-то двоих кто неволил?

Так простой ярославский охотник своим вопросом поставил в тупик великого русского певца.

Как Шаляпин слугу полюбил

На ярославской даче Шаляпин спал долго и поднимался в полдень. Слуга Василий подавал ему умыться из ковша. Василий был человеком серьёзным и положительным. Имел он круглое лицо, покрытое веснушками, и глаза, похожие на оловянные пуговицы. Росту Василий был небольшого, но выправку имел солдатскую. На вопросы отвечал, как по уставу, «Так точно!» или «Никак нет!»

Шаляпин на даче

Пока Шаляпин умывался, Василий развлекал его разговорами. При этом слуга имел обыкновение всё путать. Однажды он сообщил, что в Москве, на Садовой, студенты бабу зарезали.

– Что ж, – спросил Шаляпин, – красива она была или богата?

– Какое там! – отвечал Василий. – Толстая, лет под шестьдесят. В подвале жила.

– Всё ты врёшь, – сказал Шаляпин. – Зачем студентам резать толстую старую бабу, да ещё и бедную к тому же?

– Так ведь это студенты! Народ такой!

Умывшись, Шаляпин сел завтракать. На столе его ждали самовар, оладьи, пирожки с вязигой, сдобные лепёшки и выборгские крендели. Слуга подал ему «Московский листок».

– Вот, – сказал он Шаляпину, – удостоверьтесь! А то всё говорите «Василий врёт»…

«Студенты Московского университета в количестве семи человек исключаются за невзнос платы», – прочитал певец. И ниже: «Мещанка 62-х лет в припадке острого алкоголизма поранила себя ножом и скончалась, не приходя в сознание».

– Ловко Василий читает, – сказал Шаляпин. – Замечательный человек!

Так слуга Василий стал любимцем Шаляпина.

Как Шаляпин над слугой подшутил

На даче при входе в комнату Шаляпина был в стену вбит специальный гвоздь. Когда слуга Василий приходил к певцу за указаниями, он вешал на этот гвоздь свой картуз. Однажды художник Серов вынул гвоздь, а вместо него нарисовал такой же и даже изобразил тень от него.

Валентин Серов. Портрет Шаляпина. 1905г

– Василий! – позвал Шаляпин. Слуга явился и по привычке хотел повесить картуз на гвоздь. Картуз упал. Василий поднял картуз и снова хотел его повесить. Картуз опять упал. Шаляпин захохотал.

Василий сообразил, в чём дело, развернулся и ушёл на кухню. На кухне он сказал:

– В голове у них мало. Одно вредное. С утра всё хи-хи да ха-ха... А жалованье получают во какое!

Так великое русское искусство вновь подтвердило свою магическую силу.

Как Шаляпин со слугой о нечисти рассуждали

– Скажи-ка, Василий, – однажды спросил Шаляпин, – видел ли ты русалку или лесного чёрта?

– Сам я не видал, – отвечал Василий. – А вот у нас в полку, когда мы в Польше квартировали, прапорщик был по фамилии Усачёв. Красивый, ловкий, всё за полячками бегал. Вот он перед смертью видел. Пошёл на пруд купаться, а там его русалки утопили.

– Может, он сам утонул?

– Ну нет. Чего ему топиться-то? Это всё русалки. А лесных чертей и здесь по ночам много. Феоктист намедни от одного такого бежал. Тот его догнал, да как даст по морде!

– Врёшь, – сказал Шаляпин. – Феоктист твой по морде получил в трактире на станции. Встретил приятеля, пили вместе, а платить отказался. Ну и получил по заслугам!

– Ну вот! – огорчился Василий. – А мне сказал, что это лесовик его попотчевал.

Так в разговорах коротали время Шаляпин и его слуга.

Как Шаляпин касторки напился

Однажды архитектор Мазырин, приятель Коровина, привёз в Охотино лекарства для деревни. Была среди них целая бутыль касторового масла.

Архитектор Мазырин

– Зачем тебе столько? – спросил Шаляпин. 

– Люблю с чёрным хлебом, – соврал Коровин.

– Это любить невозможно.

Вместо ответа Коровин макнул хлеб в касторку и съел. 

–Ты посмотри, что делает, – восхитился Шаляпин. – А я даже запаха её слышать не могу!

– Очень вкусно, – сказал Коровин. – У тебя просто силы воли не хватает.

– Это верно, – поддержал Мазырин. – Налейте и мне.

Выпил стакан касторки и вытер губы платком.

– Налей и мне! – не выдержал Шаляпин.

Залпом выпил полстакана, побледнел и выбежал из дома. Все последовали за ним. Певец лежал у сосны, а слуга Василий отпаивал его водой. Отлежавшись, Шаляпин пососал ломтик лимона, обвязал голову мокрым полотенцем и вернулся в дом. Однако стоило ему увидеть на столе бутыль касторки, как он снова бросился вон.

Так Шаляпин на всю жизнь возненавидел касторовое масло.

Как Шаляпин рыбалку полюбил

Однажды Шаляпин, Коровин и Серов скучали на даче. Шёл дождь. Серов писал этюд. Шаляпин от нечего делать пел: «Вдоль да по речке, вдоль да по Казанке, серый селезень плывёт».

– Федя, брось ты селезня тянуть, – попросил Коровин.

– Константину не нравится, что я пою, – сказал Шаляпин Серову. – А кто же, позвольте вас спросить, поёт лучше меня?

– Есть одна цыганка, – сказал Коровин.

– С ума сошёл? Какая цыганка?

– Варя Панина.

– Тебя пора в больницу отправить. Какая Варя Панина? 

– В «Стрельне» поёт. За пятёрку песня. И поёт, как надо…

Варя Панина

Трудно сказать, чем бы закончился спор. Но тут дождь прекратился, и Коровин пошёл на рыбалку. За ним увязался Шаляпин.

Коровин долго учил приятеля премудростям рыбной ловли, но тщетно. Сидя в лодке, Шаляпин изо всех сил дёрнул удочку, и леска порвалась.

– Что ж ты так? – попенял ему Коровин.

– Леска у тебя ни к чёрту не годится, – отвечал Шаляпин.

Пока Коровин менял леску, Шаляпин снова запел про селезня.

– На рыбалке не поют, – заметил Коровин.

Шаляпин запел ещё громе.

– Ну и лови один, – рассердился Коровин, прыгнул из лодки в реку и поплыл к берегу.

Шаляпин вернулся вечером с ведром крупной рыбы.

– Я, брат, теперь и петь брошу, – радостно сказал он Коровину. – Буду только рыбу ловить. Ведь это чёрт знает какое удовольствие!

Так Шаляпин стал заядлым рыболовом.

Как Шаляпин водку пил

Когда Шаляпину надоедало Охотино, он ехал в гости к мельнику Никону Осиповичу. В молодости мельник пел на клиросе, поэтому имел хороший голос. Они пили водку и горланили народные песни. 

Никон Осипович полюбил Шаляпина и научил его исполнять «Лучинушку». Оба плакали, когда пели. Слушатели тоже обливались слезами.

Вот бы царь послушал, – говорил Никон Осипович, всхлипывая. – Тоже, может, поплакал бы. Узнал бы жисть крестьянскую!

Шаляпин пьёт водку в хорошей компании

Однажды Никон Осипович сказал Коровину:

– А здоров петь Шаляпин-то. И парень золотой. При каком он деле?

– Он певчий, – отвечал Коровин.

– То-то я смотрю, второй голос ловко держит. В приходе каком-нибудь, верно, поёт?

– Нет, в театре.

– Ишь ты, в театре. И жалованье, поди, получает?

– Ещё бы! Споёт песню – сто целковых.

– Да полно врать! Этакие деньги за песни.

Так человек из народа не поверил, что пением можно заработать капитал.

Как Шаляпин не стал фабрикантом

В Охотино Шаляпин познакомился с крестьянами-фабрикантами и решил сам обзавестись фабрикой. 

– Люди не поют, а наживают миллионы, – сказал он Коровину. – А я всё пой да пой. Что же я, глупее их? Вот возьму и построю фабрику!

– С трубой? – спросил Коровин. 

– Вероятно, с трубой.

– Так ты здесь весь воздух испортишь. Терпеть не могу фабрик. Я тебе её сожгу.

– Вот нельзя с тобой говорить всерьёз! – возмутился Шаляпин. – Всё у тебя ерунда в голове.

– А что Горький скажет, когда вы начнёте рабочих эксплуатировать? – поинтересовался художник Серов.

– Позвольте, я не капиталист, у меня деньги трудовые. Я пою. Это мои деньги.

– Рабочие не посмотрят, – возразил Коровин. – Приедешь на фабрику, а там бунт. Что тогда?

– Почему же бунт? – смутился Шаляпин. – Я же буду платить!

Горький не одобряет желания Шаляпина стать фабрикантом

Певец ещё долго мечтал стать фабрикантом, пока однажды рыболов Василий не сказал ему:

– Эх, Фёдор Иванович, когда вы фабрику построите, всё веселье у вас пройдёт. Обделают вас за милую душу. До нитки разденут.

Так Шаляпин передумал становиться фабрикантом.

Как Шаляпин в реке купался

Шаляпин очень любил купаться. Пробудившись на ярославской даче в Охотино, он первым делом шёл к реке. Там певец подолгу сидел в купальне, завернувшись в махровую простыню.

Вместе с Шаляпиным к реке приходил архитектор Мазырин – тот самый, что пил с ним касторку. Он быстро раздевался, бросался в воду и нырял.

– Твой Мазырин – прямо морской конёк, – говорил Шаляпин Коровину. – А я так не умею. Мне нужно попробовать, холодна ли вода. И нырять я здесь не могу. Больно уж купальня мала.

– Где ж вам тут нырять? – соглашался слуга Василий. – Не по росту. Полезайте прямо в реку!

На следующий день Шаляпин так и сделал. Хотел было нырнуть, да запутался в водорослях. Рассердился ужасно.

– Что ж это у вас делается, Константин Алексеевич? – говорит он Коровину. – Купаться нельзя. Это же не река.

– Как не река? Вода кристальная. Дивная река…

– Вот что, – перебил Шаляпин, – прикажи мужикам скосить траву в реке. Когда я куплю здесь землю и построю дом, я всю реку велю скосить.

Шаляпин вспоминает своё крестьянское происхождение

На другой день вышли мужики водоросли косить. Стоя на берегу, Шаляпин сказал: 

– Я бы тоже пошёл, да косить не умею.

– Вы же говорили, что крестьянином были? – напомнил Мазырин.

– Так и есть, только я не косил и не пахал. Вот отец мой пахал!

Коровин промолчал, хотя был знаком с отцом Шаляпина и знал, что тот никогда не крестьянствовал, а служил писарем.

Так Шаляпин получил возможность купаться в реке без водорослей.

Постскриптум

Фёдор Иванович Шаляпин скончался в Париже 12 апреля 1938 года. «Умер посланный на землю любимец Аполлона. Великий артист, певец и художник. Солнечное озарение, которое было в театре, слава России!» – пишет в книге, посвящённой певцу, Константин Алексеевич Коровин.

Шаляпин и Коровин в Париже

Художник пережил друга всего на полтора года. Его воспоминания остаются востребованными и в XXI веке. В одном только Ярославле книга Коровина была в новом столетии издана дважды.

Александр Беляков 

РаспечататьбиографияЯРСТАРОСТИотдыхдачаЯрославская губернияФедор Шаляпин

Комментарии:

    Ангел
    Дом.ру
    Заглушка
    ЖК Советский
    Адвокаты

    ЯРСТАРОСТИ: Как писатель Пришвин под Переславлем готовился к оккупации

    ЯРСТАРОСТИ: Как адмирал Спиридов основал анклав России на Средиземном море

    ЯРСТАРОСТИ: Как Марина Мнишек провела два года ярославской ссылки

    Заглушка

    ЯРСТАРОСТИ: Как путешественник Роберт Байрон искал святыни в Ярославле

    ЯРСТАРОСТИ: Как академик Безобразов полюбил Рыбинск в 1879 году

    ЯРСТАРОСТИ: Как поэт Николай Некрасов расставался с Авдотьей Панаевой

    ЯРСТАРОСТИ: Как опальный герцог Бирон влетел ярославцам в копеечку

    ЯРСТАРОСТИ: Как Ярославская губерния пошла писать 120 лет назад

    ЯРСТАРОСТИ: Как этнограф Николай Невский в Рыбинске голубей гонял

    ЯРСТАРОСТИ: Как Иван Аксаков инспектировал Ярославскую губернию

    ЯРСТАРОСТИ: Как поэт Авенир Ноздрин в Ярославле газеты продавал

    ЯРСТАРОСТИ: Как огородник Ефим Грачёв прославил Ростовский уезд

    © 2011 — 2018 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

    Яндекс.Метрика