Чернов и Партнеры
Заглушка

ЯРСТАРОСТИ: Ярославль ссыльный – Новгородские купцы

Многие из них оставили яркий след в ярославской истории, материальные проявления которого можно увидеть и сейчас. Мы продолжаем рассказы о ссыльном Ярославле, и сегодня речь пойдет о новгородских купцах.

Обратимся к эпохе Ивана III. Иван Васильевич, великий князь Московский с 1462 по 1505 год, государь всея Руси, собиратель земель русских. Сын московского великого князя Василия II Тёмного, он с детства не понаслышке знал о вреде княжеских междоусобиц и раздробленности русских земель, из–за которых его отец был ослеплен. Иван III поставил себе задачу объединить Русь под своей рукой. Где силой, где хитростью, где деньгами он добивался поставленной цели.

Результатом правления Ивана III стало создание единого Русского государства вокруг одного центра – Москвы. Иван Васильевич достиг окончательного освобождения от Орды. При нем был принят Судебник – свод законов государства; проведён ряд реформ, заложивших основы поместной системы землевладения; воздвигнут нынешний кирпичный Московский Кремль и московский Успенский собор.

Кстати, именно Ивану Васильевичу в 1463 году Александр Федорович Брюхатый, последний ярославский князь, уступил права на ярославское княжество.

Одной из важнейших задач для Ивана III стало присоединение земель Великого Новгорода. Во второй половине XV века новгородское боярство лавировало между Москвой и Литвой, стремясь сохранить независимость Новгорода.  При этом новгородская верхушка склонялась к союзу с Литвой, а более бедные новгородцы видели в московском князе православного государя и защиту.

Первый поход войск Ивана III на Новгород состоялся в 1471 году. Формальным поводом для него послужили слухи, что новгородская верхушка, возглавляемая купеческой вдовой Марфой Борецкой (Марфой Посадницей), заключили договор о вассальной зависимости с Литвой. Война с Новгородом позиционировалась Иваном III как поход за православную веру. В битве на реке Шелони 14 июля 1471 новгородское ополчение потерпело поражение, а сын Марфы, степенный посадник Дмитрий Борецкий, был казнён. 

Новгородцы выплатили москвичам большую контрибуцию, отказались от союза с Литвой и признали себя отчиной Ивана III. Но смута и настроение на новгородской земле продолжались.  В 1475 году Иван III с большой дружиной въехал в Новгород как судья и защитник простых людей. Многие новгородские бояре были арестованы, а часть их отправлена в Москву.

В 1477 новгородские послы признали Ивана III своим государем, что означало безоговорочное подчинение Новгорода власти Москвы. Великий князь потребовал прямого управления Новгородом и ликвидации его самостоятельности. Новгородское общество раскололось: посадский народ ратовал за присоединение под руку Москвы, бояре были против, сберегая свои права и имущество. Вече шло круто, с драками и убийствами сторонников Москвы. Верх взяли сторонники независимости.

Иван III пошел на Новгород новым походом и осадил город. Осада довела Новгород до голода. Разговаривая с позиции силы, Иван потребовал себе половину владычных и монастырских волостей и все новоторжские волости, чьи бы они не были. Новгородцы согласились. 15 января 1478 года все горожане были приведены к присяге на полное повиновение великому князю.

Это означало конец своеобычной Новгородской республики. Вече было отменено. Вечевой колокол снят и отправлен в Москву. Туда же была отправлена арестованная Марфа Борецкая.

Однако угли в Новгороде продолжали тлеть. Осенью 1479 года Ивану становится известно, что новгородцы ведут переговоры с великим литовским князем Казимиром, а тот сносится с ордынским ханом Ахматом. В ожидании западной помощи новгородцы прогнали московского наместника, избрали посадника и тысяцкого и восстановили вече.

Ответ Ивана III был быстрым и жестоким. Молниеносным маршем он перебросил войска к Новгороду и вновь осадил город. В ходе беспорядков, которые начались в Новгороде, сторонники соединения с Москвой открыли ворота. Жестоким пыткам и казням было подвергнуто не менее 150 человек из новгородской верхушки, тяготевшей к западу. Их имущество было отписано на Великого князя.

Несколько тысяч новгородских семей было выселено в другие русские города и рассеяны по северо–восточной Руси. Их имущество большей частью также стало достоянием Ивана III. На новгородскую землю в освободившиеся дома и поместья переселили москвичей. Такая операция позволила Ивану III окончательно погасить очаги новгородского сопротивления. Вместо посадников и тысяцких городом стали управлять московские наместники. С присоединением Новгорода территория Московии возросла в 2 раза.

А в городах, куда были выселены новгородцы, они сыграли роль некоей закваски, которая многое изменила в них.

Неизвестно, сколько новгородских семей было переселено в Ярославль. Мы можем судить только о тех из них, которые оставили значимый след в истории города. Это купцы Светешниковы, Назарьевы и Скрипины. Уверен, что все читатели должны знать эти фамилии, потому что с ними связано появление в Ярославле таких храмов, как Церковь Николы Надеина, Церковь Рождества Христова и Церковь Ильи Пророка.

В ярославской исторической традиции иногда принято считать, что эти купеческие семьи попали в наш город после захвата Новгорода Иваном Грозным. Эта версия кажется мне ошибочной и вот почему.

Иван Грозный прошел по Новгороду хуже, чем асфальтовым катком. Есть сведения, что при захвате войсками Грозного в городе было убито 10–15 тысяч жителей (при численности населения около 30 тысяч). Опричники не щадили ни женщин, ни детей. Трупами буквально запружен был Волхов.

Да, многие из выживших новгородцев были затем выселены из города, но делалось это без всякой системы, и больше всего напоминало выселение при Сталине целых народов – без имущества, без перспектив. Я убежден, что выселенные таким образом Светешниковы, Назарьевы и Скрипины не смогли бы буквально через 40–50 лет основать настоящие торговые империи.

А вот дед Ивана IV Грозного Иван III, которого не зря современники прозвали Великим, не устраивал геноцид, а выселял новгородцев адресно, оставляя им часть имущества и возможность для развития. И поэтому через несколько поколений, к началу XVII века, эти купеческие семьи смогли достичь вершины, оказывая влияние на развитие всей страны.

В XVII веке Светешниковы (одни из исторических новгородцев на ярославской земле) были одной из самых крупных купеческих семей Ярославля. Епифаний (мирское имя – Надей) Андреевич Светешников в 1613 году входил в число 12 выборных от ярославского посада в «Совет всея земли», который решал судьбу России и избрал царем Михаила Романова.

История со смертью Надея Андреевича хранит в себе какую–то загадку. Зимой 1646 года он был поставлен «на правеж», поскольку был не в состоянии выплатить долг – 6570 рублей. Сердце пожилого купца этого не вынесло, и он скончался. Почему успешный купец не смог договориться с кредиторами о рассрочке не такого уж и большого долга? А его сын легко это сделал? Мы уже не узнаем. Основными интересами Надея Светешникова была пушнина и соль. Он торговал с Сибирью, производил соль на Волге (в Самарской области до сих пор есть село Усолье, называвшееся Надеиным), на государственной службе закупал в Архангельске импортные ткани, искал месторождения медной руды в Прикамье. К 1544 году состояние Светешникова оценивалось в 35,5 тысяч рублей, что равнялось полумиллиону золотых рублей начала XX века. На нынешние деньги это (конечно, весьма условно!) порядка 400 миллионов рублей.

Самым долгосрочным делом Надея стало строительство первой в Ярославле приходской каменной церкви. Он выделил деньги, и в 1620–1622 годах неподалеку от берега Волги был построен красивейший храм. До него выделять средства на возведение каменных построек в городе могли только государственная казна и крупные монастыри.

Как рассказывает предание, во время строительства волжские волны прибили к берегу икону Святого Николая. Поэтому храм был освящен в честь Николая Мирликийского. Но в веках он остался под именем своего родителя – надеинский храм, церковь Николы Надеина. Там, в храме, в его южном подклете, и нашел упокоение Надея Светешников.

Церковь сохранилась до наших дней, хотя и с переделками: была возведена открытая галерея, надстроена шатровая колокольня, от мощного пятиглавия уцелела лишь центральная глава. Сейчас церковь представляет собой квадратное в плане помещение, четырехстолпный храм на высоком подклете. С трех сторон этот основной объем окружен просторными двухъярусными галереями–папертями. Южная переходит в придел Александра Свирского, а северная – в Благовещенский придел.

В середине XVIII века в церкви Николы Надеина был сооружен новый золоченый резной иконостас. Есть легенда, что в работе над иконостасом принимал участие будущий основатель первого русского театра Федор Волков. Так или нет, но жил Федор точно неподалеку, в приходе надеинской церкви.

В советское время и позже в храме проводились реставрационные работы, но первоначальный облик храму так и не был возвращен. Церковь Николы Надеина  оказала огромное влияние на строительство ярославских храмов, став первой в числе более чем полусотни каменных храмов, воздвигнутых ярославскими купцами в XVII веке. По ее образу Назарьевыми–Гурьевыми была построена Церковь Рождества Христова.

Семья купцов Назарьевых была очень богата и известна на своей исторической родине, в Новгороде. Настолько, что один из Назарьевых даже упоминается в былинном эпосе. Вот что говорится в самой известной новгородской былине, «Садко»:

Потом Садко–купец, богатый гость,

Зазвал к себе на почестен пир

Тыих мужиков новогородскиих

И тыих настоятелей новогородскиих:

Фому Назарьева и Луку Зиновьева.

Богатыми Назарьевы остались и в Ярославле (и для меня это еще одно свидетельство, что они уехали из Новгорода до бойни Ивана Грозного). В начале XVII века братья Назарьевы – Акиндин по прозвищу Дружина и Гурий активно поддерживали «Совет всея земли» и нового царя Михаила Романова.

После воцарения Михаила Назарьевы получили в 1613 году жалованную грамоту и заняли видное положение среди русского купечества. Гурий и Акиндин Назарьевы торговали с Астраханью, Казанью, Сибирью и дальше – даже с Бухарой. Гурий Назарьев вёл дела с размахом.

На устье Яика Назарьев решил наладить промысел ценной красной рыбы, не допуская ее вверх по реке на нерест. Купец заручился поддержкой царского правительства и, уплатив дань Ногайскому ханству, владевшему рекой, с помощью астраханских воевод возвел у реки Яик деревянный острог. На острог часто нападали и калмыки, и казаки, которые видели в нем угрозу своим прибылям от рыбной ловли.

Деревянный острог был ненадежной защитой, и сын Гурия Назарьева Михаил по разрешению царя получил право на постройку каменной крепости. Деньги на строительство Михаил Гурьев тратил свои. Построена крепость была лишь в 1662 году, и стоила она так дорого, что разорила Гурьевых, которые позже вынуждены были из–за неплатежеспособности передать рыбные промыслы в ведение приказа Большого двора.

Постройка Михаила Гурьева стала крупной пограничной крепостью, а позже –  городом  Гурьевым. Имя ярославских купцов город носил много лет, пока в 1992 году, войдя в состав Республики Казахстан, не был переименован в Атерау. В память об основателе одна из центральных улиц Атерау до сих пор называется Гурьевской.

Строили Гурьевы и в Москве, где на участке в Большом Успенском переулке близ Покровской улицы до наших дней сохранились выстроенные ими палаты.

В Ярославле купцы Назарьевы–Гурьевы построили церковь Рождества Христова, взяв за образец церковь Николы Надеина.

Начинали строить четырехстолпный пятиглавый храм на подклете  с галереями с трех сторон и одним приделом братья Акиндин и Гурий Назарьевы. Завершить строительство они не успели. Строительство храма в 1644 году закончили сыновья Гурия Назарьева Михаил, Андрей и Иван Гурьевы.

Денег у братьев хватало, и они внесли в первоначальный проект существенные изменения: увеличили размеры, пристроили к юго–западному углу церкви Казанский придел, что потребовало увеличения вдвое западной галереи. Квадратный в плане башнеобразный придел, покрытый четырехскатной кровлей, сделал церковный ансамбль еще более свободным и живописным. 

От других ярославских храмов церковь Рождества Христова отличает храмозданная надпись из поливных изразцов в верхней части четверика. На ней – что было достаточно дерзко для того времени – купцы увековечили свои имена: «Воздвигли сию церковь Анкидин а по прозванию Дружина да Гурий Назарьевы… а совершили церковь сию после отца своего Гурья Назарьева дети его Михайло да Андрей да Иван».

Через несколько лет после церкви Рождества Христова была построена церковь Ильи Пророка, ставшая с веками главным архитектурным символом Ярославля. Храм был возведен на деньги купцов Скрипиных – еще одной семьи, переселившейся в Ярославль из Новгорода.

Братья Иоанникий и Вонифатий Скрипины были обласканы властью и очень богаты. В одной из челобитных Иоанникия Скрипина царю говорится, что только с его сибирских промыслов «идет в казну пошлина на год на 1000 рублей и больше». Скрипины торговали жемчугом, мехами, церковной утварью, являлись поставщиками товаров для царского и патриаршего двора. В 1640–х Иоанникий Скрипин годах был земским старостой и возглавлял борьбу посада против власти Спасского монастыря, немногим позже ему был пожалован чин государева гостя. Предприимчивые купцы Скрипины проводили свои операции от Сибири до Западной Европы. Богатство не сделало их счастливыми – род Скрипиных угасал, не сохранилось никаких сведений об их наследниках.

Есть предположение, что в том числе и из–за этого в 1647 году они начали строительство церкви Ильи Пророка. Для ее росписи Скрипины приглашают ведущих художников того времени. Они украсили храм и приделы огромным количеством икон – больших и малых, постоянно одаривали церковь самоцветами, жемчугом, парчой, шелками, кружевами. К завершению строительства в 1650 году Скрипины получили в дар от патриарха Иосифа и царя Алексея часть Ризы Господней. Для святыни был пристроен придел Ризоположения.

Церковь Ильи Пророка на века стала архитектурным символом Ярославля. Еще она уникальна тем, что полностью сохранила все свое убранство – росписи, выполненные в 1680 году артелью из 15 живописцев под руководством «изографов града Костромы» Гурия Никитина и Силы Савина, а также резной золоченый иконостас 1696 года и составляющие его иконы.

Регулярный план застройки Ярославля, созданный в 1778 году, учел существовавшие храмы. Церковь Ильи Пророка стала центром радиально–кольцевой планировки городского посада, вокруг нее была создана Ильинская (сейчас Советская) площадь, на которой до сих пор размещаются административные учреждения.

Церковь Николы Надеина, церковь Рождества Христова и церковь Ильи Пророка оставили в дар приютившему их Ярославлю потомки выселенных из Новгорода купцов, навсегда увековечив свои имена.

И не от новгородской ли архитектуры, памятной заказчикам по рассказам предков, идут монументальные кубы этих ярославских церквей? Кстати, Скрипины проявили свою новгородскую идентичность в алтарном посвящении. Посвятив храм и его главный алтарь  небесному покровителю Ярославля святому пророку Илие, они алтарь–«спутник», расположенный в дьяконнике главного здания (северная апсида) посвятили Святому Варлааму Хутынскому – небесному покровителю своей исторической родины, Новгорода Великого.

Александр Шиханов

С благодарностью Вячеславу Летину за идею и некоторые материалы и Роману Бондаренко за помощь.

РаспечататьЯРСТАРОСТИярославль ссыльный

Комментарии:

    Ангел полный комплекс 39900
    Дом.ру
    Россельхозбанк
    ЖК Советский
    Адвокаты

    ЯРСТАРОСТИ: Ярославль ссыльный – Стрелецкая слобода

    ЯРСТАРОСТИ: Ярославль ссыльный – Тверицкая слобода

    Заглушка

    ЯРСТАРОСТИ: Полиция в Ярославле после революций 1917 года

    ЯРСТАРОСТИ: Кошелек и жизнь – поговорим о доходах сотрудников полиции

    ЯРСТАРОСТИ: «Расстрелянный Ярославль» и «Жестокий романс» – история одного парохода

    ЯРСТАРОСТИ: Как братья Чернецовы создавали самый большой портрет Волги

    ЯРСТАРОСТИ: Как поэт Балтрушайтис увёл дочь купца Оловянишникова

    ЯРСТАРОСТИ: Как писатель Борис Пильняк стал в Угличе «клеветником»

    ЯРСТАРОСТИ: Как драматург Островский на пути в Ярославль девочек считал

    © 2011 — 2018 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

    Яндекс.Метрика