Чернов и Партнеры
Заглушка

ЯРСТАРОСТИ: Ярославль ссыльный – Тверицкая слобода

И сегодня мы продолжаем рассказ об историях Ярославля ссыльного.

Наш путь лежит на левый берег Волги. Именно там, в низинах, которые раньше частенько заливались по весне, расположены Тверицы – старейшая часть Заволжского района Ярославля. Тверицкая слобода возникла около древней деревни Худяково. Частью города Тверицы стали с 1684 года. А сейчас это название распространяется горожанами и на соседние территории, включенные в черту Ярославля в начале XX века Новотроицкую слободу, Урочскую слободу, деревню Рогово, а также присоединенные к городу в 1940 году деревни Савино и Проскуряково.

Чтобы было понятнее, отчего, собственно, ярославцы вместе с москвичами воевали с тверичанами, начнем наш рассказ с небольшого экскурса в историю становления государственности на русских землях. Тверицкая слобода возникла около 1375 года. Здесь были тогда поселены воины тверского княжества, взятые в плен ярославским князем Василием Васильевичем, который участвовал в походе московского князи Дмитрия Ивановича (будущего Донского) против Твери.

В XIV веке Москва спорила с Тверью за господство над северо–восточной Русью. В те годы русские города на этой территории оправлялись от татарского погрома, демонстрируя стремление к централизации удельных княжеств. Росло хозяйственное могущество этих княжеств.

Москва и Тверь оформились как самостоятельные владения еще в середине XIII века, выделившись из обширного Переславльского края. В начале XIV столетия эти города выступали уже в качестве основной политической и хозяйственной силы северо–восточной Руси, оспаривая друг у друга право великого княжения.

В этом споре была велика роль Орды. Конечно, ханам не нужна была сильная Русь как возможный соперник, но, с другой стороны, Орда была заинтересована в централизации великокняжеской власти, чтобы руками князей держать в покорности народ и обеспечить поступление доходов в свою казну. Поэтому Орда участвовала в русских междоусобицах как полноценный игрок, а князья постоянно использовали в своей политической борьбе татарскую силу.

В 1304 году умер великий князь Андрей Александрович. И сразу два претендента захотели занять его место – тверской князь Михаил Ярославич и московский князь Юрий Данилович. Орда сделала ставку на Михаила, передав ему ярлык на Владимирское княжество, который давал право властвовать на Руси.

Юрий Данилович с этим не смирился, и в 1313 году затеял поход на Тверь, заручившись поддержкой хана Узбека. Поход оказался неудачным. Тверь устояла, Юрий в решающей Бортеневской битве был разбит, а его жена Кончака, а также братья Борис и Афанасий попали в плен.

Тогда Юрий оговорил Михаила перед Узбеком. Основное содержание доноса московского князя можно передать так – Михаил, собрав дань, не хочет ехать в Орду, а собирается передаться под покровительство западных соседей, хочет уйти «в Немци».

Когда в 1317 году Михаил Ярославич все же в Орду прибыл, Узбек приказал своим приближенным  судить его. Суд без особых разбирательств приговорил его к смерти. После месяца мучений и пыток тверской князь был убит.

Ярлык на великое княжение получил Юрий Данилович. Однако было оно недолгим. Юрий решил придержать дань, «покрутить» ее в свою пользу. Разгневанный этим, хан Узбек в 1326 году вызвал его в Орду. Там Юрия в припадке гнева зарубил сын оболганного им Михаила Ярославича – Дмитрий Грозные Очи. Впрочем, после расправы над Юрием и он сам был убит ордынцами.

Ярлык на великое княжение получил его брат, тверской князь Александр Михайлович. На следующий год племянник (по другой версии – шурин) Узбека Чол–хан прибыл в Тверь. Скорее всего, Узбек намеревался таким образом усилить контроль над русскими землями, но получилось все для ордынцев неудачно.

В Твери татары Чол–хана вели себя нагло – грабили, насиловали, убивали. Гиря дошла до полу, когда 15 августа 1327 года ордынцы захотели отнять кобылу «гладкую и тучную» у тверского дьяка, который вел ее к реке. Дьяк позвал на помощь, вспыхнуло восстание и все татары (даже жившие в городе десятилетиями и не причастные к разбою купцы) были убиты. Погиб и Чол–хан – тверичи сожгли его заживо вместе со свитой в княжеском дворце.

Отголосками этих событий стала известная по сборнику Кирши Данилова «Песня о Щелкане Дудентьевиче» (именно так народ поудобнее переиначил имя Чол–Хана). Она поэтически повествует о расправе над зарвавшимся сборщиком дани, который

«С князей брал по сту рублев,

С бояр – по пятидесяти,

С крестьян – по пяти рублев;

У которого денег нет,

У того дитя возьмет;

У которого дитя нет,

У того жену возьмет;

У которого жены нет,

Того самого с головой возьмет».

Из источников неясно, как князь Александр Михайлович отнесся к восстанию – поддержал он его или был против. Так или иначе, он не предпринял никаких усилий для того, чтобы его загасить. Впрочем, для Орды это было неважно. Уже сам факт восстания свидетельствовал о неспособности Александра к управлению Тверью и к великому княжению.

В Тверь была направлена карательная экспедиция ордынцев. В походе принял участие и московский князь Иван Калита. Есть предположения, что тогда Узбек вручил ему знаменитую шапку Владимира Мономаха как символ союза с Ордой и признания первенства Москвы среди русских городов. Впрочем, историки до сих пор не могут решить, когда, где и кем был создан и у кого первого на Руси появился этот артефакт.

Так или иначе, но по сути именно после наказания за восстание Тверь и потеряла всякие шансы стать главным русским городом. Хотя противостояние с Москвой продолжалось еще десятилетия, до 1485 года.

«А что же Ярославль? – резонно спросит читатель. – Где он во всей этой гонке за великокняжескими ярлыками? И почему в «Ярославских старостях» мы читаем о Твери и Москве?».

Немного терпения, мой друг, и картина откроется во всей полноте.

Ярославское княжество потеряло свою независимость еще раньше Твери. Оно просуществовало с 1218 по 1463 год. В 1238 году после битвы на реке Сить Ярославль был разграблен, и Ярославское княжество попало в зависимость от Орды. В Ярославле последовательно правили сыновья князя Всеволода Константиновича – Василий и Константин. Первая династия ярославских князей продолжалась недолго. 3 июля 1257 года под Ярославлем на холме, названном потом Туговой горой, произошла легендарная битва, унесшая жизни многих воинов, в том числе и ярославского князя.

Наследников мужского пола после Константина не осталось, и ярославский престол переходит к малолетней дочери князя Василия Анастасии при неформальном регентстве ее матери Ксении. В 1261 году Анастасия выходит замуж за Федора Ростиславича Черного, сына смоленского князя. После смерти Анастасии и получения ее мужем ханского ярлыка к нему полностью переходит управление княжеством.

Вторым браком Федор был женат на ханской дочери (в крещении Анна) – от них и началась вторая ярославская династия. С 1299 по 1321 год в Ярославле правил сын Федора и Анны – Давид. Затем престол унаследовал его сын, Василий Давидович Грозные Очи.

У Василия Давидовича было три сына – Василий, Глеб и Роман. Василий Васильевич правил в 1345 – 1380 годах. Он активно сотрудничал с Москвой, ходил в совместные походы, в том числе против Твери; в Куликовской битве 1380 года в войске Дмитрия Донского командовал полком левой руки.

Забегая вперед, скажем, что после Василия Васильевича последовательно правили его сыновья Иван Васильевич и Федор Васильевич. А последним ярославским князем стал Александр Федорович Брюхатый. В 1463 году он уступил (по одной версии – продал) права на княжество великому князю московскому, и для управления княжеством и городом был назначен наместник из Москвы.

Вернемся в XIV век. В конце 1360–х годов московский князь Дмитрий Иванович (будущий Донской) заложил каменный Кремль и потребовал от русских князей подчинения. Тверь не повиновалась. Более того, тверской князь Михаил Александрович отправился за поддержкой в Литву к своему зятю литовскому князю Ольгерду – идти на Москву.

Ольгерд, довольно быстро разбив приграничные московские отряды, оказался у стен Москвы. Восемь дней продолжалась осада, но каменный Кремль с успехом выдержал натиск литовцев. Ольгерд ни с чем ушел в Литву, поспешив заключить с Дмитрием мир. Мир с Москвой обязали заключить и Михаила, но вместо этого в 1371 году он отправился в Орду, где раздобыл ярлык на великое княжение.

Однако к этому времени влияние Орды на внутренние дела русских княжеств уже ослабло. Жители Владимирских земель (не без совета Дмитрия) не захотели видеть Михаила Великим князем. А в 1375 году Дмитрий Иванович окружил Тверь.

Вместе с Дмитрием и его братом серпуховским князем Владимиром в поход на Тверь собралась вся Северо–Восточная Русь вместе с немалой частью Черниговской и Смоленской земель. Это была своеобразная репетиция Куликовской битвы. Под Тверь пришли суздальско–нижегородский князь Дмитрий Константинович с сыном и братьями, ростовские князья Андрей Федорович и Василий и Александр Константиновичи, князь Иван Васильевич Вяземский, белозерский князь Федор Романович, кашинский князь Василий Михайлович, моложский князь Федор Михайлович, стародубский князь Андрей Федорович, князь Роман Михайлович Брянский, новосильский князь Роман Семенович, оболенский князь Семен Константинович и его брат тарусский князь Иван. Были там, конечно, и ярославские князья Василий и Роман Васильевичи.

Противиться всей Северо–Восточной Руси Тверь не смогла. Город пал. Так завершился спор за главенство между Москвой и Тверью. Формально княжество было самостоятельным еще 110 лет, но реальной политической силой Тверь больше так и не стала.

Для Ярославля главным последствием тверского похода (помимо подтверждения лояльности к набиравшей силу Москве) стало приращение народонаселения. Князь Василий Васильевич взял в плен немало тверичей. Опасаясь оставить их в родных землях, чтобы они вновь не присоединились к врагам Москвы, ярославский князь переселил их на левый берег Волги напротив самого Ярославля. Таким образом он убирал политических противников и развивал свои земли, поселив на них несколько сотен умелых и предприимчивых тверичей.

Известно, что жители Тверской слободы занимались рыбной ловлей, в том числе для князя. В сезон они были обязаны поставлять к княжескому столу 40 осетров, 2 севрюги, 70 белых рыбиц, 150 стерлядей больших и столько же малых. Остальная рыба шла на продажу населению. По переписи 1630 года в Тверицкой слободе имелось 289 дворов. В 1684 году слобода была приписана к Ярославлю и вошла в городскую черту. 

Несмотря на близость к Ярославлю, они воспринимали себя немного отстраненными от ярославской жизни. И даже всего сто лет назад в Тверицах говаривали – «поедем в город», имея в виду переправу через Волгу в Ярославль. Возможно, именно из–за этой отстраненности от ярославских дел именно здесь, в Тверской слободе, жила крупная община старообрядцев, была построена старообрядческая церковь Спаса Всемилостивого.

Помимо рыбной ловли жители Твериц занимались торговлей. На низком волжском берегу была расположена перевалочная грузовая пристань. Здесь разгружали лес, соль, щебень, уголь.

В 1872 году именно здесь была открыта железнодорожная станция Урочь. Железнодорожного моста через Волгу тогда не существовало. И Савва Мамонтов – «отец» железных дорог в наших краях – предчувствуя важность связи Москвы с северными губерниями страны, начал строить отсюда дорогу к Данилову и Вологде. Затем она продлилась до Архангельска и со временем превратилась в существующую до сего дня Северную железную дорогу.

Свое значение узловой станция Урочь потеряла после постройки железнодорожного моста через Волгу в 1913 году. Она захирела, а со временем вообще прекратила свое существование, оставив после себя на удивление крепкие дома – здание школы, дом начальника станции.

Чтобы два раза не вставать, скажем, что здесь же археологи обнаружили и древнейшую в Ярославле стоянку человека эпохи неолита – последнего этапа каменного века. Именно на месте современных Твериц обитали люди за пять тысяч лет до Рождества Христова. На берегу Волги в раскопках археологи в 1972 году нашли вещи, которые держал в руках древний «ярославец»: кремневые орудия и осколки глиняной посуды с характерным ямочно–гребенчатым орнаментом. Сейчас место стоянки обозначено мемориальным камнем.

Потопы на Тверицком берегу прекратились после регулировки уровня воды в Волге каскадом водохранилищ. Так что сейчас жителям Заволжского района разливы угрожают только гипотетически. Не осталось и в самих Тверицах ничего тверского, кроме названия.

Хотя для полноты картины добавим, что ярославский краевед Николай Дутов предположил, что и название слободы не имело отношения к Твери. Он писал: «Образ воды в виде реки, моря и т.д. как чуждой стихии с одной стороны, и «мыса твердокаменного», твердой земли с другой стороны – постоянная тема христианской литературы, прочно вошедшая в сознание верующих сквозь все времена. Может возникнуть подозрение, что выражения «Твердь земная» противоречит факту заболоченности Твериц. Поясним, что здесь проводится более широкое противопоставление, чем болото – сухая почва. Речь идет об образах реки и берега. Именно берег, каким бы заболоченным он не был, а не просто участок сухой почвы, противопоставляется хаосу водной стихии».

Однако в классической исторической науке предпочтение все же отдается версии с пленными тверичами.

Александр Шиханов

С благодарностью Вячеславу Летину за идею и некоторые материалы.

РаспечататьТверицыЯРСТАРОСТИярославль ссыльный

Комментарии:

    Ангел полный комплекс 39900
    Дом.ру
    Россельхозбанк
    ЖК Советский
    Адвокаты

    ЯРСТАРОСТИ: Ярославль ссыльный – Стрелецкая слобода

    ЯРСТАРОСТИ: Ярославль ссыльный – Тверицкая слобода

    ЯРСТАРОСТИ: Полиция в Ярославле после революций 1917 года

    Заглушка

    ЯРСТАРОСТИ: Кошелек и жизнь – поговорим о доходах сотрудников полиции

    ЯРСТАРОСТИ: «Расстрелянный Ярославль» и «Жестокий романс» – история одного парохода

    ЯРСТАРОСТИ: Как братья Чернецовы создавали самый большой портрет Волги

    ЯРСТАРОСТИ: Как поэт Балтрушайтис увёл дочь купца Оловянишникова

    ЯРСТАРОСТИ: Как писатель Борис Пильняк стал в Угличе «клеветником»

    ЯРСТАРОСТИ: Как драматург Островский на пути в Ярославль девочек считал

    © 2011 — 2018 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

    Яндекс.Метрика