трубы
Альфа_мед

ЯРСТАРОСТИ: Емельян Ярославский — воинствующий безбожник №1

В пятницу, 9 декабря 1905 года, в центре Ярославля свистели пули и лилась кровь. На Воскресенской улице (ныне Революционная) боевая дружина Ярославской Большой Мануфактуры вела огонь из револьверов по казакам, брошенным на разгон рабочей демонстрации. При обстреле был серьёзно ранен подъесаул Андреев и несколько лошадей. Отступив на безопасное расстояние, казаки дали залп из винтовок.

Толпа рассеялась. Казаки бросились за убегающими, непрерывно стреляя. Вскоре появилась полиция, начался подсчёт пострадавших. Среди жертв оказались не только рабочие. В одном из дворов был найден убитым чиновник казенной палаты Колотошин. Раненого студента Фёдорова отправили в земскую управу на перевязку. Отскочившая от стены пуля контузила сторожа Спасских казарм. Ещё одна ранила ребенка на руках матери.

В результате расстрела 6 человек было убито на месте, 3 умерли в больнице, более 20 получили ранения. Потери среди казаков  1 убитый и 3 раненых. Так закончилась демонстрация с требованием выполнить постановление городской думы о выдаче 6 тысяч рублей участникам стачки на Большой Мануфактуре.

2

Событие, с подачи газеты «Северный край» получившее название «кровавой пятницы», стало кульминацией длившейся более полутора месяцев забастовки текстильщиков в Ярославле. Одним из её организаторов был член Российской социал-демократической рабочей партии с 1898 года Миней Израилевич Губельман (1878-1943), получивший в ту пору партийный псевдоним Емельян Ярославский.

В ноябре 1905 года он входил в руководство стачечного комитета, выступал на митингах, а в декабре стал делегатом I конференции РСДРП от Ярославской партийной ячейки. Конференция открылась в финском городе Таммерфорс через три дня после побоища на Воскресенской.

Емельян Ярославский вошёл в новейшую историю России как «воинствующий безбожник», один из главных идеологов антирелигиозной политики советского руководства. Однако есть и другие, менее известные, но не менее интересные стороны его жизни.

Проект «ЯРНОВОСТИ» продолжает историко-биографический цикл «Революция: 5 портретов», посвящённый столетнему юбилею двух русских революций, Февральской и Октябрьской. Героем первого выпуска  «Отец-основатель» стал народоволец из Борка Николай Морозов. Выпуск второй  «Революционер»  расскажет о Емельяне Ярославском. В ближайшие три месяца вас ждут ещё три портрета цикла: «Охранитель», «Враг» и «Могильщик революции». Биография каждого героя цикла связана с Ярославским краем.

Великан в пенсне

Летом 1913 года плыла по Лене в Якутск баржа с политическими ссыльными. Была среди них Клава Кирсанова, недавно освобождённая из Пермской каторжной тюрьмы. Видит Клава: выходит из тайги на берег великан в пенсне и чистой белой рубашке. А в руках у него  огромный букет цветов. Размахнулся великан и закинул букет на палубу, прямо к её ногам.

3

В таком былинном духе описывается в книге «Славные большевики» 1958 года первая встреча Емельяна Ярославского с его будущей женой. Согласно другой легенде, летом 1905 года в дни восстания на «Потёмкине» он отправился ночью на шлюпке к мятежному броненосцу, но был обстрелян и повернул назад.

В советских «житиях» юный Емельян учит в Нерчинске уму-разуму стариков-народников, ночью при свече сочиняет первую в Чите листовку, чтобы отважно прилепить её к пролётке самого полицмейстера. Его революционные подвиги - гремучая смесь вымысла и полуправды. Одни подробности восстановлению не подлежат, другие нереалистичны, об истинности третьих можно только гадать.

Полиглот-ботаник

Доподлинно известно, что родился Миней Губельман в Чите. Он был одним из десяти детей в семье ссыльного. Отца отправили с юга России на вечное поселение в Забайкалье за уклонение от армейской службы. Здесь Губельман-старший крестьянствовал, подрабатывал скорняжным делом.

 

Девяти лет от роду Миня поступил учеником в переплётную мастерскую. Всё его образование  три года в городском училище. Сдав экстерном экзамен за четыре класса гимназии, он покончил с учёбой. Как Губельман при этом умудрился хорошо знать более десяти языков, остаётся только гадать.

С юных лет его влекла флора Забайкалья. На этой почве у Минея завязалась переписка с Венским ботаническим садом. Отчёты о каждом новом растении, которое ему удавалось найти, Губельман посылал в Российскую академию наук.

Начитанный каторжанин

Так, сочетая увлечения ботаникой и политикой, дожил Миней Губельман до двадцати лет. В один год сдал экзамен на помощника аптекаря и вступил в РСДРП. Возглавлял социал-демократические кружки, служил в армии, где вёл пропаганду среди солдат. Увидел Париж и Берлин, вернулся в Читу корресподентом «Искры».

Создал подпольную типографию, печатал листовки. Арестован, объявил голодовку, по настоянию медиков отпущен под надзор полиции. Жил в Петербурге нелегалом, в 1905-м в Одессе вновь арестован. Вновь объявил голодовку и вышел на волю. Врачи решили, что «дальнейшее пребывание его в тюрьме грозит как физическому, так и психическому здоровью». Эх, вегетарианские были времена!

В 1907-м Ярославский получил-таки пять лет каторги, но отбывал он её не в рудниках, а в тюрьмах. Да как отбывал! «Много читал, писал, рисовал... Следил за каждым новым словом в науке и технике, старался каждому новому изобретению найти применение для борьбы с царизмом». В селе Горный Зерентуй под Нерчинском его ждала не каменоломня, а мастерская художественной мебели.

Дальше были ссылка в Якутск, женитьба, рождение дочери и четыре спокойных года. Ярославский заведовал метеостанцией и краеведческим музеем, научился делать чучела. Мог бы закончить свои дни тихим интеллигентом, если бы не 17-й год.

Сбежавший из Кремля

Энциклопедии сообщают: в дни Октябрьской революции Емельян Ярославский был членом Московского партийного центра по руководству вооружённым восстанием. Вопрос вызывает одна фраза: «бежал из Кремля во время восстания юнкеров». Что же произошло?

Ранним утром 26 октября 1917 года Ярославский вошёл в Кремль во главе роты революционного 193-го полка. Московский ВРК поручил ему взять винтовки для Красной гвардии. Для вывоза оружия в Кремль прибыли три грузовика. Часам к 10 утра они были уже загружены винтовками и боеприпасами. Однако доставить груз по назначению не удалось. Кремль окружили восставшие юнкера, и пробиваться сквозь кольцо Емельян не решился.

6

Солдаты требовали от него немедленно арестовать находившегося в Кремле командующего Московским военным округом полковника Рябцева. Численное преимущество было на стороне большевиков. Однако Ярославский испугался и вскоре приказал уходить из Кремля. Часть солдат отказалась подчиняться. Те, кто уходил, слышали выстрелы за плечами  это убивали их товарищей.

Полвека спустя в редакции журнала «Вопросы истории» оставшиеся в живых свидетели переговоров Ярославского и Рябцева с возмущением вспоминали поступок своего командира. По их мнению, лишь благодаря трусости «товарища Емельяна» полковник смог организовать сопротивление. В результате кровопролитные бои в Москве длились десять дней.

Говорун-осквернитель

Однажды в Горном Зерентуе англичанка-миссионерка подарила Емельяну Ярославскому и его товарищам Библию. «Мы эту библию взяли у неё,  вспоминал он в 30-е годы,  но употребление из этой библии сделали разное, какое... я сейчас стесняюсь сказать... вы можете об этом сами догадаться».

После революции осквернение святынь стало массовым. Так новая власть боролась с влиянием церкви. Об этом написаны первые антирелигиозные статьи Ярославского, напечатанные в сибирских газетах 1920-21 годов. Их тема вскрытие мощей православных святых.

«Не ради насмешки устанавливает Советская власть истину, не ради насмешек открывает она вековой обман. Пусть все знают, что они кланялись 12 фунтам гнилых костей, изъеденных червями и молью - пишет Ярославский. - Это поможет крестьянам Сибири перестать верить в помощь молитв и мощей и научит их полагаться на свои силы».

5

Вскоре печатная пропаганда дополнилась устной. Он сам организовывал и проводил диспуты о вере. В этом жанре ему не было равных. Газета Анжеро-Судженского угольного района «Коммуна» сообщает о шестичасовом (!) диспуте с участием товарища Ярославского, состоявшемся после его двухчасового доклада.

Восхождение через суд

В сентябре 1921 года красноречие Ярославского оказалось востребовано советской Фемидой. Он был назначен общественным обвинителем на процессе по делу барона Унгерна, непримиримого врага большевиков. Ленин инструктировал по телефону организаторов суда в Новониколаевске: «Советую обратить на это дело побольше внимания, добиться проверки солидности обвинения, и в случае если доказанность полнейшая, в чём, по-видимому, нельзя сомневаться, то устроить публичный суд, провести его с максимальной скоростью и расстрелять». Указание вождя было выполнено. Слушание дела длилось 5 часов 20 минут.

«Ярославский, похоже, не без удовольствия согласился выступить в роли обвинителя, а то и выпросил её сам,  пишет Леонид Юзефович в книге «Самодержец пустыни».  Тут можно было прогреметь на всю Россию, напомнить о себе как о вдохновенном полемисте, блестящем ораторе, чьё место не в провинциальном Новониколаевске, а в Москве. Собственно говоря, отсюда началось восхождение Ярославского к должности главного государственного атеиста, записного борца с религиозным мракобесием. Трагедию последних дней пленного барона он с успехом использовал как ступень собственной карьеры».

7

15 сентября 1921 года Роман Унгерн по приговору суда был расстрелян. А осенью 1922-го решением Политбюро «неистового Емельяна» назначили председателем Комиссии по проведению отделения церкви от государства при Агитационно-пропагандистском отделе ЦК РКП (б). В том же году он возглавил газету «Безбожник», а двумя годами позже - Центральный совет Союза безбожников СССР. На два десятилетия Ярославский стал организатором всей антирелигиозной работы в стране.

Атеист всея Руси

На заседания Антирелигиозной комиссии дважды в месяц собирались представители партийной элиты: Крупская, Луначарский, Менжинский, Крыленко и другие. Здесь утверждались списки закрываемых церквей и монастырей, планы конфискации церковного имущества.

Заместителем Ярославского был начальник 6-го (церковного) отдела Главного политического управления Евгений Тучков по кличке Игумен. На основании справок ГПУ они вдвоём в условиях строгой секретности составляли списки неугодных власти священников. Тысячи клириков были арестованы, а затем расстреляны или отправлены в ГУЛАГ.

8

Автографы Ярославского и Тучкова стояли на списках идеологически вредных книг, изымавшихся из библиотек для уничтожения или передачи в спецхраны. В категорию запрещённых авторов вошли Платон, Кант, Ницше, Шопенгауэр, Жуковский, Толстой, Достоевский и многие другие.

Антирелигиозная комиссия выступила «против какой бы то ни было материальной или моральной поддержки со стороны государства певческих и музыкальных хоров, концертов и капелл духовного характера». Так запрещёнными к исполнению стали «Всенощная» Рахманинова, «Божественная Литургия» Чайковского и даже «Реквием» Моцарта. В опалу попали духовные сочинения Баха, Генделя и других великих композиторов.Нарушение каралось лагерями.

В музейные запасники отправились тысячи произведений отечественных и европейских мастеров, написанных на религиозный сюжет. Даже новогодняя елка как пережиток Рождества попала под запрет. Он был отменён лишь в 1936 году.

Идеологическим обоснованием всей этой запретительно-репрессивной деятельности стал пятитомник товарища Ярославского «Против религии и церкви». Критике главной книги христианства он посвятил самый знаменитый свой труд «Библия для верующих и неверующих».

Истребитель «сорной травы»

На излёте 20-х годов, в период «наступления социализма по всему фронту», Миней Израилевич показал себя непримиримым борцом с оппозицией. Положение обязывало: ещё в 1924 году он был избран секретарём партийной коллегии Президиума Центральной контрольной комиссии.

Главным инструментом избавления от еретиков стали партийные чистки, которые рьяно пропагандировал Ярославский. В газетных публикациях на заданную тему его пафос достигает лирических высот.

«Опыт, который мы сейчас проделываем с партией,  единственный в истории,  пишет он.  Его не знает ни одна страна, ни одна партия. Вовсе не потому, что в других странах партии меньше засорены чуждыми им или случайными элементами,  нигде не проявляется такой любви к своей партии, такой заботы, какую проявляем мы. Именно поэтому мы должны и совершаемую нами проверку провести так, чтобы вместе с сорной травой не вырвать здоровых колосьев из нашей коммунистической нивы».

Через кабинет секретаря Партийной коллегии ЦКК прошли тысячи «отступников» от «генеральной линии»: децисты, троцкисты, зиновьевцы-каменевцы, бухаринцы. «Сорную траву», лишённую партбилетов, ждали ссылки, лагеря, расстрелы. Этой участи не избежали «здоровые колосья». Да и как было отличить одно от другого?

Ударник «министерства правды»

Ярославский внёс весомый вклад в дело фальсификации новейшей истории страны. Его плодовитость поражает воображение. В библиографии Емельяна Михайловича - более 300 книг и статей по истории народничества, революционного движения в России, партии большевиков, революции 1905—1907 годов, Октябрьской революции и её всемирно историческому значению, проблемам международного рабочего движенияи ивсяким другим проблемам.

Но главной в творчестве «советского Нестора» стала ленинская тема. Ещё в 1917 году в Якутии Ярославский сочинил одну из первых биографий вождя. И понеслось! Брошюры и статьи множились одна за другой: «Ленин и комсомол», «Ленин о крестьянстве», «Ленин о вооруженном восстании», «Ленин о революции 1905 года» и так далее.

Однако и на старуху бывает проруха. Вышедший во второй половине 20-х годов четырёхтомник «История ВКП(б)» под редакцией Емельяна Ярославского вызвал недовольство верхов. Сталин работу не одобрил, Каганович назвал её «фальсифицированной историей, подкрашенной под цвет троцкизма», а «Правда» обругала авторов "школкой троцкистских контрабандистов".

От испуга Ярославский впал в ступор. Человека, вылившего на Троцкого ушаты помоев, самого записали в троцкисты. По свидетельству очевидца, в эти дни Ярославский «сидел в пустой комнате в кабинете ЦКК, подперши голову рукой, и с диким видом смотрел в окно". Однако рассиживаться было некогда. Ярославскому предстояло срочно заняться исправлением идеологических ошибок. И Емельян не оплошал!

9

Он переработал книгу, подчеркнув особую роль Сталина в истории ВКП(б) как вождя, неизменно шедшего рука об руку с Лениным. Получив высочайшее прощение, Ярославский с этого конька уже не слезал. Одну из глав книги «О товарище Сталине» он назвал просто  «Вождь народов». А финальную часть нового издания «Биографии В.И. Ленина» украсил бессмертной формулировкой: «Сталин  это Ленин сегодня».

Жизнь наверху и немного после

К середине 30-х годов Емельян Ярославский достиг вершины благополучия. Роскошная квартира, огромная персональная дача с роялем и коврами, персональный "роллс-ройс". В свободное от идеологической борьбы время хозяин пишет натюрморты, по старинке набивает чучела и ухаживает за цветами, семена которых ему доставляют из-за границы.

10

Вот одна из его записок этой прекрасной эпохи: «Личное. Наркомат обороны. Товарищу Е.А. Щаденко. Дорогой товарищ Щаденко! Если можно подкинуть 3-4 машины доброго конского навоза для моего сада, то я прошу это сделать. Посылаю план дороги, по которой ехать машине. Садоводческий привет. Ем. Ярославский».

Умирал он мучительно  от рака. Терял сознание, блевал кровью. Человек верующий мог счесть это наказанием Господним. Но Ярославский был материалистом, поэтому до последних дней продолжал писать статьи для «Правды». «Почему так мало заказываете?»  с обидой в голосе спрашивал он навещавших его газетных начальников. Партийная печать оставалась последней соломинкой, связывавшей его с жизнью.

Пережив несколько операций, воинствующий безбожник Емельян Ярославский скончался 4 декабря 1943 года. Он был похоронен у Кремлевской стены. Его именем назвали завод в Москве, проспекты, улицы и переулки в Ижевске, Иркутске, Краснодаре, Магнитогорске, Новосибирске, Одессе, Перми, Улан-Удэ, Ульяновске, Челябинске, Черкесске, Чите, Якутске, Ярославле и других городах Советского Союза.

Интересно, какие из этих улиц сохранились до наших дней?

Александр Беляков

РаспечататьЯРСТАРОСТИЕмельян Ярославскийбезбожник

ЖК Арена
Адвокаты

Ипотека в ПСБ: быстро, просто и доступно

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2021 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика