ТРОЙКА_РЕД
Альфа_мед

За закрытыми дверями: встреча Владимира Путина с Советом по правам человека впервые может пройти без записи

Автор этого текста, наш специальный корреспондент Екатерина Винокурова, является членом президентского Совета по правам человека.

Совет по правам человека и развитию гражданского общества начинает готовиться к встрече с президентом, которая обычно раз в год проходит в декабре.

Никто не скрывает, что повестка будет «спецоперационная», хотя среди членов Совета есть люди, относящиеся к украинскому конфликту по-разному.

Вопросы, которые предстоит решить до самой встречи, — это не только тематика выступлений. В частности, члены Совета обсуждают целесообразность готовящегося мероприятия.

Пожалуй, самую радикальную точку зрения озвучил Генри Резник. По его мнению, пока идет спецоперация, встречу лучше вообще отложить, так как, хотя военное положение не введено (кроме четырех новых территорий), тем не менее принят ряд законов, установивших специфический режим в части соблюдения прав человека.

Другая позиция — это провести встречу, но, к примеру, в закрытом режиме, то есть без трансляции.

Наконец, третья позиция — проводить встречу, как и раньше, в открытом режиме с трансляцией и последующей публикацией стенограммы.

Второй момент — это, конечно, уместность вопросов, которые не касаются спецоперации.

Например, стоит ли спрашивать о поддержке многодетных семей, экологии, сохранении исторического наследия, оплате труда медработников, донорстве... Или же ограничить круг этих вопросов темами защиты прав людей, которых напрямую затронула спецоперация.

Есть и другие проблемы. Например, некоторые обращения, которые поступают членам СПЧ, сильно расходятся с официальными сообщениями Минобороны, то есть могут быть признаны фейками, даже если это пишут реальные люди, способные доказать правоту своих слов.

Наконец, важно, будет ли блок вопросов о политических правах и, если да, то каким. Речь, в частности, о фактическом запрете антивоенных высказываний (даже в самой мягкой форме), о статьях об административной ответственности за «дискредитацию» Вооруженных сил России и спецоперации и уголовной — за «фейки».

Второй политически-правозащитный вопрос — это правовые основы вербовки заключенных в колониях в ЧВК (эта информация не была официально подтверждена ФСИН). Даже если эта система будет легализована, встает вопрос о согласии потерпевших на такое «искупление», а также о правовом статусе ЧВК, которые не входят в состав Вооруженных сил России. Об этом, вероятно, может заговорить Ева Меркачева.

Существует и блок «политических» вопросов, но с другой позицией: есть члены СПЧ, которые считают, что законодательство надо не ослаблять, а ужесточать в плане борьбы с той же русофобией за рубежом.

Что касается ошибок в мобилизации, обеспечении военных необходимым, то эту тему, вероятно, озвучит член СПЧ Кирилл Кабанов, который хочет предложить ужесточить ответственность, в том числе — уголовную, для должностных лиц за нарушения в ходе мобилизации и проведения спецоперации. По этому пункту — едва ли не единственному! — нет разногласий даже у членов СПЧ с разными позициями.

Самым логичным и разумным было бы, разумеется, позволить членам СПЧ высказаться с разных позиций, в том числе по неприятным для власти вопросам. Второй вариант — отобрать наиболее лояльные вопросы, «разбавив» их темами общего характера. Например, про те же здравоохранение и ЖКХ, чтобы показать «единство» общества и власти, несмотря на отдельные нестыковки.

Наконец, непонятно, прозвучит ли на встрече с президентом слово «война» или же заседание останется просто «спецоперационным». Сами члены Совета называют происходящее по-разному.

 

Екатерина Винокурова

Специально для ЯРНОВОСТЕЙ 

РаспечататьВладимир ПутинСовет по правам человекагенри резникЕва МеркачеваКирилл Кабанов

МебельМаркт

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2023 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика